В мае как-то было дело,
Разухабилась весна,
И сердито загудела
Корабельная сосна

Изогнулась в ветер вольный,
Корни уперев в гранит,
— «Застоялась, что-то больно
Долго Бог меня хранит.

Здесь вросла я неудачно,
А могла б, наверно, стать
У фрегата я грот-мачтой,
Парусиной трепетать,

Иль бушпритом просмоленым
Полоскать по ветру гюйс,
И закатный луч зеленый
Увидать, о том молюсь

Своему лесному Богу,
То ругаясь, то хваля,
Чтоб побыть, ну хоть немного
В море частью корабля.»

И из кроны или выше
Долетел неясный гул —
То, наверно, Бог услышал,
Одобрительно кивнул.

Накатила вдруг усталость,
В неглубоком светлом сне
Одинокий белый парус…
Мальчик подошел к сосне.

Он как-будто что-то ищет,
По стволу провел рукой
И достал из голенища
Ножик раскладной тупой.

Пальцем лезвие он тронул,
Что-то долго примерял,
И кусок коры неровный
От сосны отковырял.

Обстрогал его по краю,
Выдолбил глубокий трюм,
Он пока что не играет,
Весь серьезен и угрюм.

Мачту сотворил из скрепки,
Что брелоком для ключей,
Парус — фантик от конфетки,
И помчался на ручей.

Начинается регата
На потеху детворы.
По ручью поплыл куда-то
Тот кораблик из коры.

Уж мальчишки все отстали,
Убежали на обед,
А кораблик мчался в дали
Что конца и края нет.

Из ручья попал он вскоре,
Уж без мачты, налегке,
В реку, та впадала в море,
Как и следует реке.

Вот и стала корабельной
Неказистая сосна.
Все сбывается, поверь мне,
Если на душе весна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям