Место оказалось отличное: не очень большая ровная поляна в сосновом бору, нависающая над берегом речки, хорошее кострище, обложенное камнями, и даже два закопченных столбика-рогульки вбиты по бокам. Пониже — небольшой песчаный пляжик, на который можно спрыгнуть прямо с края поляны, а назад забираться по ступенькам сосновых корней. Речка небольшая, но в этом месте широко разлившаяся, а чуть выше по течению шумит стремнина в заброшенной плотине. Побросав рюкзаки и сумки на землю, народ разбрелся, кто куда. Большая группа пошла смотреть плотину. Пара сотен метров по протоптанной тропинке, и они вышли на каменные развалины то ли мельницы, то ли электростанции. Вода перекатывалась через остатки плотины и по узкому каналу, зажатому между двумя каменными стенками, бурля, пенясь и закручиваясь в небольшие водовороты, неслась вниз и успокаивалась, выскочив на широкий плес.
Кобра прошелся по каменной стене канала и обнаружил лестницу из металлических скоб, ведущую вниз. Он лихо спустился по лестнице, потрогал, по-обезьяньи повиснув на нижней скобе, бурлящую воду и влез назад на стену.
— Как водичка? — спросили у него хором.
— Бодрящая! — ответил он. — Без выпивки купаться не полезу… А еще там, у воды, цветочки какие-то растут, сиреневые, — добавил он.
— Айда костер разводить! — крикнул кто-то, и толпа ринулась назад на поляну.
Нашлось несколько туристских топориков, и сухой перестук разнесся по округе. Туристы со стажем рубили сухостой: сушины тяжело рубятся, топор отскакивает от них, зато они отлично горят. Неопытные же энтузиасты бодро валили живые деревца, куда топор входит смачно и глубоко, выдавливая прозрачную слезу на белом разрезе ствола. Получалось легко, но такое дерево горит плохо и не держит жар. Котик принял командование костром на себя. Он отобрал несколько небольших сухих палочек, расщепил топором пару дровин, отыскал кусок бересты, кинул в кострище скомканную газету и бересту, сверху аккуратно положил щепок шалашиком, два полена, а на них — веток и дровин поменьше.
— Эй, народ, у кого зажигалка найдется? — крикнул он, распрямившись.
— Лови! — услышал он сзади.
Обернувшись, он одной рукой ловко поймал зажигалку, брошенную Коброй. Немного пощелкал колечком — вроде работает. И через несколько минут веселый костер с довольным треском уже набрасывался на подбрасываемую ему деревянную дань.
Вокруг костра собралась группка огнепоклонников. Они, почти не мигая, смотрели на однообразные, но никогда не повторяющиеся движения танцора, разбрызгивающего вокруг свет и тепло, отнятые у серых безжизненных деревяшек. Лица были серьезные и одухотворенные. На щеках девочек выступил румянец, бледные же скулы парней контрастно выделились на лицах, придавая им сходство с голливудскими ковбоями.
— Та-ак… девочки кашеварят! — разрушил идиллию Дат.
— Нормально! — возмутилась Муха. — Девочки к плите, а мальчики — отдыхать, да?
— Во-первых, не к плите, а к костру, который, между прочим, уже горит, — весомо поправил Дат. — А во-вторых, мальчики к вам в помощь в качестве кухонных мужиков. Так что, командуйте, девочки!
— Какие еще кухонные мужики? — решила на всякий случай уточнить Вишня.
— Помощники по кухне: картошку почистить, посуду помыть, — пояснил Дат, — Вот костровой у нас — Котик, он за костер отвечает, а кухонным мы назначим…
Он обвел глазами присутствующих, которые скромно опустили глаза и норовили стушеваться, и уже поднял палец, чтобы ткнуть в жертву, как Котик, который уже оказался костровым, а посему ничем больше не рисковал, сказал:
— Эй, Дат, ты, похоже, это дело хорошо знаешь, вот ты сам и будь кухонным…
— Не, ну я… — начал было Дат, но понял, что дело проиграно, и согласно кивнул. — Значит так, девочки, — скомандовал он, — варим макароны по-флотски.
— Не, Дат, ты, по-моему, навоображал себе! — выступила Бобариха. — Чего это кухонный мужик тут раскомандовался? Ты — помощник, вот и помогай, а не командуй тут.
— Ой, извините, сударыня, — начал ехидно Дат. — У вас, видать, в закромах продуктов видимо-невидимо. Ну, давайте, сударыня, скажите, куда бежать и что нести…
— Да ладно тебе, — примирительно сказала Муха. — Давай брать то, что есть.
Дат вытащил две армейские банки тушенки в промасленной бумаге с коричневыми потеками. Тут же появился и пакет с серыми макаронами.
— Кто-нибудь сбегайте за водой! — крикнул он. — Я пока тушенку открою.
Он попробовал вскрыть банку перочинным ножом, но не тут-то было. Тогда он поставил нож на банку и ударил сверху небольшим камешком. «Блиньк!» — сказал нож, ломаясь поперек.
— Да они что, из танковой брони их делают? — пробормотал он, поднимая голову. — А вода где, я же просил принести?! — сердито снова закричал он. — И еще один нож консервный есть у кого?
— А куда воду-то набирать? — негромко спросил Петух.
— В котелок или кастрюлю! — сердился Дат. — Есть у кого?
Молчание. Дат распрямился:
— Что, никто котелки не взял? Та-а-ак… приехали…
— Котик, ты же вроде брал котелок? — неуверенно спросила Вишня.
— Что?.. Котелок — да, в рюкзаке, ближе к спине, — отозвался Котик, который колол маленьким топориком дрова и не слышал последних обсуждений, но на негромкий голос Вишни тут же встрепенулся.
— Уф, слава богу! — Дат демонстративно вытер со лба воображаемый пот. — Петух, принеси воды, только не взбаламуть там со дна.
Он снова обратился к неуязвимой замасленной банке тушенки:
— Как же тебя, заразу такую, открыть?
— Дай сюда, — подошел Котик с топориком в руке.
— Ты что, топором, что ли, открывать будешь? — не очень уверенно сказал Дат. — Не получится.
Котик молча взял банку поставил ее на плоский камень, аккуратно, углом приставил к краю крышки лезвие топора и резко стукнул по обуху камнем. Топор пробил жесть, и в банке образовался разрез несколько сантиметров длиной. Котик делал это впервые, но раньше видел, как взрослые открывали тушенку топором. Он переставил топор чуть дальше и снова стукнул. Брызнула вкусно пахнущая жидкость. После пяти ударов подцепил крышку и приоткрыл ее.
— Ложка пролезет, — сказал он и отошел.
Петух приволок два котелка воды, Котик вырубил прочную палку, которую положили на рогульки над костром, и процесс приготовления пиршества пошел.
Вскоре поляну заполнили фигуры, сидящие на камнях и бревнах или стоящие, с мисками в руках. Трапеза была в разгаре: макароны с тушенкой были распределены по разнокалиберным мискам, и над поляной повис аппетитный дух. На тряпочке лежали крупно порезанные белесые огурцы, зеленоватые помидоры и скорее наломанный, чем порезанный хлеб. Знатный финский нож был воткнут в бревно.
— А что, недурно! — выразил общее мнение Кобра, подходя к костру. — Там добавка есть?
— По стенкам поскреби, — отозвалась откуда-то сбоку Бобариха.
Шпора подошла к костру, заглянула в дымящийся котелок с черной жидкостью.
— Это чай, что ли? — спросила она.
— Чай, — ответил кто-то.
— А чем его наливать? Поварешка есть?
— Поварешка не приехал! — заржал Кобра. — Он бы тебе налил, конечно.
— Тань, ты прямо кружкой черпай, — посоветовала Бобариха.
Шпора с сомнением посмотрела на пластмассовый стакан без ручки, который она держала в руках.
— Тань, налей моей, — сзади оказался Котик. — Я из нее еще не пил. Давай.
Он зачерпнул своей металлической кружкой темную густую жидкость из котелка и перелил в стакан Шпоры.
— Спасибо, Игорь, — сказала она и осторожно отхлебнула.
И тут же закашлялась.
— Вы что! — вытаращила она глаза. — Что это?
— Чай вроде… — не очень уверенно ответила Муха. — Я чай сыпала.
Тут же рядом нарисовался Дат и зачерпнул себе из котелка.
— Ого! — сказал он, попробовав. — Ты сколько чая туда всыпала?
— Пачку! — почему-то обиделась Муха. — Со слониками, хороший чай.
— Потом кипятили? — заинтересовался Кобра.
— Нет, — ответила Муха.
— Котелок висел там, когда мы насыпали чай, — пришла на выручку подруге Вишня. — Пока этот кухонный мужик пришел да снял, может, и покипело немного.
Кобра ринулся к котелку, запустил туда кружку и с шумом отхлебнул.
— Сильно! — прокомментировал он, вытирая рукавом рот. — Знатный чифирь получился. Где ты так научилась?
— Да ну тебя, дурак! — обиделась Муха. — Сам заваривай тогда.
— Не-е… — не согласился Кобра. — У меня так сильно не получится.
Вишня резко подошла, схватила котелок с чифирем и вылила его на землю.
— Кухонные мальчики! — скомандовала она. — Принесите-ка и вскипятите еще воды, сделаем нормальный чай.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям