3. 1. Алиса ждет
Алиса немного успокоилась, но когда пришла Мама, бросилась к ней и взахлеб, с рыданиями рассказала о пропаже База. Мама стала успокаивать девочку, уверяя, что завтра утром ей вернут блокнот, что Баз скоро сам прибежит, как в прошлый раз, что все будет хорошо. Алиса согласилась немного успокоиться и выпить горячего шоколада с бубликом. Шоколад лучше всех делает Папа, но сегодня он должен был придти поздно, какое-то совещание на работе, но и мамин шоколад оказался очень даже неплох.
Потом Алиса села делать уроки. Дойдя до математики, она так увлеклась решением задачи, что совсем забыла про База.
По подоконнику снаружи забарабанил дождь. Комната погрузилась в сероватый полумрак, а письменный стол, освещенный настольной лампой, ярким пятном привлекал к себе и не отпускал. Было здорово и уютно… и хотелось делать уроки еще и еще. Но вдруг одна тревожная мысль пришла Алисе в голову. Девочка тут же вскочила и подбежала к окну. Там хлестал настоящий летний ливень, с пузырями на лужах. По улице бежал какой-то совершенно мокрый человек, даже не пытаясь прикрыться от дождя.
Алиса бросилась к маме:
— Мам, мам! А если Баз сейчас бежит домой, он же промокнет и смоется!
— Не переживай, Алиса, — Мама обняла дочку, — твой Баз не пропадет. Он переждет дождь. А тебе придется подождать, пока на улице не подсохнет немного.
Алиса на всякий случай чуть приоткрыла окно, чтобы Баз мог забраться в комнату, и занялась своими обычными делами. Но каждые несколько минут она подбегала к окну посмотреть, не кончился ли дождь.
День подошел к концу, дождь прекратился, а смешной нарисованный человечек так и не появился. Алиса переделала все дела и уроки, включая те, которые могли подождать еще неделю. Как только она прекращала свои занятия, ей немедленно вспоминалась карандашная фигурка в красных штанах, и на глаза наворачивались слезы.
Алиса пошла в гостиную, там было уютно и спокойно: Папа сидел в кресле и что-то читал, Мама смотрела по телевизору какой-то сериал.
Папа обладал очень полезной способностью пропускать мимо ушей ненужные звуки, вроде маминого сериала, и улавливать нужные. Когда Алиса вошла в комнату, он поднял голову и спросил:
— Ну как, появился?
Алиса отрицательно покачала головой. Мама приглушила звук на телевизоре и попыталась успокоить дочку:
— Появится твой человечек, сейчас еще мокро после дождя, да и темнеет уже. Завтра появится.
— Нет, мам, — грустно ответила Алиса, — с ним что-то случилось.
— Так, мать, выключай свою пятьсот тридцать седьмую серию; давайте все вместе посмотрим что-нибудь веселое, — скомандовал Папа. Он встал, достал с полки диск и вставил его в видеопроигрыватель. Это оказались диснеевские мультики, настоящие, старые, с Микки-Маусом, Плуто и Бэмби.
Они все втроем уселись рядышком на диване и погрузились в добрый сказочный мир Диснея, еще не испорченный голливудской коммерцией. Алиса, вспомнив, как была маленькой девочкой, положила голову Маме на колени и, задрав ноги Папе на плечи, наслаждалась, радуясь забытым мультикам.
Среди хорошо знакомых старых мультиков оказался один совсем старый, черно-белый и немой, про кролика Освальда. Кролик и смешная корова были нарисованы черными линиями, будто карандашом, и разговаривали пузырями, вылетающими изо рта. Алиса резко вскочила и с плачем выбежала из комнаты.
— М-да, — задумчиво произнес Папа, убирая на место диск, — похоже, дело серьезное. Надо что-то делать…
— Ты же у нас умный, — сказала Мама, — в компьютерах разбираешься. Вот и придумай что-нибудь.
— В компьютерах? — хмыкнул Папа. — А что, это мысль!
И они с Мамой о чем-то невнятно зашушукались, слышны были только отдельные фразы: «можно выбрать характер», «он сам разговаривает», — но это ничего не проясняло.
Остаток дня прошел тихо и грустно. Баз так и не появился. Когда родители зашли пожелать Алисе спокойной ночи, они снова сказали ей, что завтра в школе Баз обязательно найдется, но, похоже, и сами не очень в это верили. Когда они погасили свет и вышли, с улицы влился серый сумрак и заполнил комнату. Стол, стулья, полки с трудом угадывались. А над кроватью нависла громадная бледно-серая пустая стена, на которой ничего не было нарисовано. Алиса посмотрела на потолок: он был тоже серый, почти неразличимый в сумраке — звездное небо затянуло плотными тучами.
Она найдет База и разгонит эти чертовы сумрачные тучи! С этой решительной мыслью Алиса провалилась в бесцветный сон.

3. 2. На поиски
С утра Алиса открыла глаза еще до того, как Папа пришел ее будить. Она бросила быстрый взгляд на стену, на потолок, на окно — так было пусто, чуда не произошло, Баз не вернулся. Алиса вскочила с постели и выбежала в коридор, где чуть не столкнулась с Папой.
— Ого! — удивился тот. — Сама встала? В жизни есть место чуду!
— Пап, не смешно! — строго ответила Алиса. — Я хочу пораньше в школу пойти, База поискать.
— Да, конечно. Доброе утро, Алиса! Может, тебе чем-то помочь в школе?
— Нет, пап, спасибо, я сама.
— Удачи! Что-нибудь вкусненькое на завтрак сделать?
— Конечно!
Алиса побежала чистить зубы и умываться, а Папа отправился на кухню варганить что-нибудь вкусненькое.
Быстро позавтракав яичницей с хлебом и половинкой бублика со сгущенкой, запитым какао, Алиса быстро собралась в школу. Попрощавшись с Папой и Мамой, она выскочила из дома. Уже закрывая за собой дверь, она услышала голос Мамы:
— Алиса, ты про тренировку помнишь?
— Да помню я, помню… — буркнула про себя Алиса, громко хлопнула дверью и помчалась в школу.
В школе Алиса оказалась раньше всех из класса. Первым делом она еще раз осмотрела парты — свою, соседние, не пропустила даже пол, но ничего не нашла. Тогда, выглянув за дверь и убедившись, что коридор пуст, она быстро подбежала к учительскому столу и дернула на себя ящик. Тот, скрипнув, открылся, и Алиса, у которой быстрее забилось сердце, заглянула внутрь — там была старая стирательная резинка, чернильное пятно, стержень от шариковой ручки и какая-то скомканная бумажка. Алиса торопливо развернула бумажку — ни-че-го…
Начали подтягиваться одноклассники. Алиса встала около двери, и каждому входящему задавала один и тот же вопрос:
— Это ты вчера мой блокнот взял?
Вопрос был один, ответы разные: кто-то односложно отвечал «нет», кто-то крутил пальцем у виска. И вдруг Витька выдал:
— Ну взял…
— Отдавай прямо сейчас! — закричала Алиса. — Там… — она запнулась, — мне там кое-что нужно.
— А что тебе там нужно?
— Не скажу, это мой блокнот, отдавай!
— А что я за это получу?
— Как это — что получишь? — опешила Алиса. — Это же мой блокнот!
— Был твой, стал мой, — ответил Витька. — Могу и не отдать.
— Хорошо, а что тебе надо? — Алиса понимала, что Витька ее разводит, что соглашаться нельзя, но ей очень хотелось выручить База.
— А ты меня поцелуй! — неожиданно выпалил Витька.
Слов у Алисы не было, она растерянно хлопала глазами и пыталась хоть что-то сообразить. Витька хочет, чтобы она его поцеловала?.. А что, можно было бы, он вроде ничего, не воображала, — но таким образом выручать База… как-то нехорошо получается.
Пока Алиса пыталась понять, что же именно нехорошо, к ней подоспела помощь.
— Что получишь? — раздался рядом сердитый голос. — Если отдашь блокнот, ничего не получишь. А вот если не отда-а-ашь… Лучше отдай!
Ну конечно, это подоспела Женька и услышала их разговор. Алиса покраснела — ведь и про «поцеловать» та наверняка слышала.
— Да вы что? Я же пошутил, — Витька пошел на попятную, — не брал я вашего блокнота.
— Как это — не брал? — возмутилась Алиса. — А чего ж тогда тут изображал?
— Это я приколоться решил, — обиженным тоном ответил тот.
— Врешь! — вмешалась Женька.
— Честное слово, не брал!
— Дурак! — махнула рукой Алиса и пошла к своей парте.
А Женя прижала Витьку к стене:
— Правда — не брал?
— Правда!
— Слушай, этот блокнот Алиске очень нужен, его бабушка подарила, которая потом померла, а в блокноте завещание и карта, где она драгоценности спрятала, но найти только Алиса может. Ясно?
Женька сочиняла прямо на ходу, самозабвенно и нагло. Витька обмяк у стены и завороженно глядел Женьке прямо в рот, как кролик на удава. А Женька уже вербовала вовсю:
— Ты ей поможешь? Может, тогда и тебе что достанется из сокровищ, и Алиска тебя поцелует по-настоящему.
— Ага… — кивнул головой ошалевший Витька.
— Кто-то вчера украл блокнот, кто-то из наших, наверное, сам хочет бабушкины сокровища найти, но без Алиски не получится, только она секрет знает, — давила Женька.
Витька молча сглотнул слюну.
— Ты среди мальчишек узнай, кто взял, а мы уж сами его достанем, — приказала Женька. — Сделаешь? И никому ни слова, а то пожалеешь, что с нами связался.
— Ага, — согласился Витька. — А что там за сокровища?
— Много будешь знать, скоро состаришься, — Женька повторила загадочную фразу, которую она как-то слышала от дедушки, когда спросила, что тот ей собирается дарить на день рождения. Сама она точного смысла не понимала (почему кто-то должен состариться?), но звучала фраза крепко, по-взрослому.
Прозвенел звонок, Витька тут же улепетнул к своей парте. А Женька, проходя мимо грустной Алисы, наклонилась к ней и шепнула:
— Найдем мы твой блокнотик!
Действительно, Женя развила бешеную активность. Она обошла всех девочек и многих мальчиков, пытаясь выяснить, кто же именно унес блокнот. Она не спрашивала в лоб, как это делала с утра Алиса, а неожиданно задавала каверзные вопросы заговорщицким тоном, вроде «А ты видела, что тот человечек в Алисином блокноте умеет рукой шевелить?». Витька тоже взялся за дело всерьез и о чем-то шушукался с мальчишками, а потом рассказывал Жене о том, что узнал, хотя рассказывать было нечего. Но ни он, ни Женька так и не смогли найти похитителя База. Надежды почти не оставалось.
В печальных мыслях уроки промелькнули стремительно, даже физкультура прошла незаметно. После окончания занятий за углом школы собрался штаб. Женька вытащила туда Алису, пришли еще Таня и Витька. Женя докладывала, с кем она поговорила, кто и что ей сказал, что она при этом подумала. Кое-кто ей показался неискренним, и она еще продолжит расследование. Потом кратко добавила, что бестолковый Витька ничего не нашел. Тот даже не пытался оправдываться и выглядел понурым.
— Но ты не переживай, мы завтра еще раз всех опросим и обязательно найдем, — заверила Женя Алису.
Но Алиса переживала.
— Если бы Баз захотел, он бы уже прибежал, — грустно заключила она. — Наверное, ему там понравилось… и он не вернется.
Потом она подхватила рюкзак и сказала:
— Спасибо, Женька, и тебе, Вить, спасибо, а я пойду, у меня еще тренировка сегодня.
И направилась к дому.

3. 3. Неудачная замена
Пока Алиса обедала и переодевалась дома, позвонил Папа.
— Привет, Алиса! Как дела? — его голос был слегка искажен телефоном, но по интонации угадывалось хорошее настроение.
— Нормально, — ответила девочка. Она не понимала, как у кого-то может быть хорошее настроение в такой день.
— Как твой приятель, нашелся? — поинтересовался Папа.
— Нет.
— А ты хорошо искала? У всех спрашивала?
— Да, — Алиса была сейчас не в настроении разговаривать.
Похоже, Папа это понял:
— Ну ладно, Алиса, пока! Не опоздай на тренировку. Потом увидимся.
— Угу, пока!
Алиса занималась плаванием. Не то чтобы профессионально, но два раза в неделю она ходила на тренировки в бассейн. Особых надежд не подавала, но плавала неплохо. Как говорил Папа, плавать должен уметь каждый — мало ли за какой борт в жизни выпадешь, а тонуть за просто так обидно. А Мама радовалась тому, что покатые плечи и сутуловатая осанка дочки распрямлялись — может, она просто росла, а может, действительно занятия помогали. Бассейн был расположен неподалеку, и девочка уже год как ходила на тренировки самостоятельно. Вот и сейчас она проверила сумку, с утра собранную Мамой (купальник, очки, полотенце, тапочки, пропуск), и выбежала из дома.
Плавать Алисе нравилось. Она скользила по гладкой поверхности дорожки бассейна, и правая рука, упираясь ладонью с растопыренными пальцами в упругую воду, толчком бросала тело вперед, затем по воздуху опережало его, а в это время уже левая рука завершала гребок, добавляя телу импульс; голова при этом поворачивалась вправо, освобождая рот для глотка воздуха. Только в воде начинаешь понимать, что такое дышать, и ценишь каждый глоток воздуха. Но так в кроле. В брассе же — мощной гребок руками, затем, пока руки скользят вперед, дополнительный толчок ногами, и валик воды встает перед глазами на каждом вдохе… Баттерфляй — тот неэкономичный, но энергичный и красивый: взмах обеими руками, затем удар по воде ногами, как кит хвостом, и снова взмах… А когда плывешь на спине, руки крыльями мельницы молотят сами по себе, ноги поднимают брызги, а ты глядишь в высокий-высокий потолок и ощущаешь, что не плывешь, а летишь. В мышцах приятное чувство силы, которая толкает вперед сквозь воду, густеющую на скорости. А самое главное — пока руки-ноги сами по себе работают, голова чиста, и можно думать о чем угодно.
Во время тренировки Алиса все время думала о Базе: где он, куда пропал, почему не приходит? Погруженная в эти невеселые мысли, она и не заметила, как отмахала после ста метров смешанным стилем еще пятьдесят метров баттерфляем, четыреста метров на спине, еще четыреста — кролем, потом брассом… А после им дали десять минут свободного времени —роскошь для таких интенсивных тренировок, когда нагрузки не прекращаются вплоть до последних секунд. Алиса во время перерыва вместе с мальчишками побежала к вышке для прыжков в воду. Остальные девочки не любили прыгать с вышки, а если и прыгали, то при этом отчаянно визжали. Алиса тоже не очень любила прыгать, ее пугало ощущение ужаса, которое сковывало на краю и не пускало дальше, в манящую прозрачно-голубую воду, сквозь которую дно бассейна казалось совсем близким. Но она считала себя трусоватой и решила бороться с трусостью, прыгая с вышки, стараясь при этом не завизжать. За десять минут она четыре раза успела спрыгнуть с трехметровой вышки, дважды сумев сделать это тихо, без визга, и еще два раза — с пятиметровой. Правда, тут без визга и дрыганья в воздухе ногами не обошлось, но все равно — когда она шла в раздевалку, то была страшно горда собой.
После Алиса шла по улице с еще влажными волосами, размахивая сумкой с тяжелым мокрым полотенцем, и думала о предстоящих соревнованиях. За себя лично она не очень переживала, все равно ей не победить. Но придется плыть еще и в командной эстафете, пятьдесят метров на спине, и вот тут она очень боялась подвести команду. Твердо решив усиленно тренироваться не только в бассейне, но и дома (это называлось «сухими» тренировками), Алиса подняла голову и увидела свое окно — она уже подошла к дому. Мысли о предстоящих соревнованиях тут же улетучились, вытесненные коротким именем — Баз. Вдруг он вернулся и уже ждет ее! Но на окне ничего не было видно.
Алиса вбежала в дом с грохотом, сделавшим бы честь Папе, хлопнула дверью и влетела в свою комнату. Двух секунд ей хватило, чтобы окинуть все быстрым взглядом и понять, что чуда не произошло.
Алиса почувствовала голод и пошла на кухню, поискать что-нибудь съедобное. Услышав шум в гостиной, она заглянула туда и увидела Папу, который возился с какими-то проводами и компьютером. Это было необычно — Папа так рано дома не появлялся.
— Привет! — негромко сказала Алиса, тут же развернулась и побрела обратно в свою комнату.
— Привет! — радостно отозвался Папа. — Эй, ты куда? Чего уходишь?
— Забыла полотенце и купальник развесить сушиться.
— А-а, ну потом приходи. Баз-то появился?
— Нет, Пап, и уже, наверное, не появится…
— Ну это мы еще посмотрим… — бодренько ответил Папа. — Вешай купальник и приходи, у меня кое-что есть для тебя, — и Папа подмигнул ей.
Заинтригованная Алиса быстро развесила в ванной мокрые вещи и вернулась к Папе, забыв про голод. Папа посадил дочку на диван и положил ей на колени раскрытый лэптоп.
— Вот, знакомься! — Папа нажал на кнопку, и на экране появился смешной человечек мультяшного вида. Конечно, это был не Баз, но вполне симпатичный.
— Что это? — спросила Алиса.
— Самая новая версия самообучающейся игры. Прототип. Мой друг Серега работает над искусственным интеллектом, это у них побочный продукт, для внутреннего пользования делали, интерфейс отлаживать. Еле выпросил.
— Пап, я ничего не поняла. Это игра для взрослых, что ли?
— Ну-у… пусть будет игра. Этот человечек живет в программе, он запрограммирован на общение. Ты с ним говоришь, а он учится и привыкает к тебе. Ясно?
— Ага, — кивнула Алиса головой. — А что с ним делать надо?
— Вот смотри!
Папа на клавиатуре набрал: «Привет!» Текст возник снизу экрана. Человечек тут же ответил: «Привет!» Его слова появлялись около правого края экрана.
Алиса застучала одним пальцем по клавишам. Буква за буквой появились слова: «Как тебя зовут?»
«Как вы хотите меня назвать?» — тут же выплыл ответ.
— Пап, а что это он меня на «вы» называет, как незнакомую тетю? И почему спрашивает, как я его хочу назвать? У него что, имени нет?
— Ну, Алиса, подумай сама. Он же не знает, ты девочка или тетя… или вообще бородатый дедушка. Он только знает, что кто-то стучит по клавишам и пишет ему сообщение. Поэтому на всякий случай называет всех на «вы». И имени у него пока нет. Ты ему должна имя придумать. Но можно с ним познакомиться.
И Папа набрал на компьютере: «Я девочка Алиса, называй меня на “ты”».
«Здравствуй, девочка Алиса, приятно с тобой познакомиться», — ответил компьютерный человечек и смешно поклонился, как японец. Алиса не смогла сдержать улыбку. Но тут же сердито сказала:
— Пап, так это же я — Алиса. А почему ты написал, что ты — Алиса?
— Я за тебя написал. Компьютер же не видит, кто пишет. Хотя Серега сказал, они сейчас над программой распознавания лиц работают.
— Та-ак… — протянула Алиса. — Значит ему все равно, кто именно с ним разговаривает, я или не я?
— Ну да, — признал Папа.
— И кто угодно может за меня быть, а он и не узнает, так?
— Так…
«Ты можешь стать драконом?» — настучала Алиса новый вопрос.
«Девочка Алиса, дракона нет, но он есть в фольклоре, ориентальный или оксидентальный. Каким драконом ты хочешь меня стать?» — ответил компьютер.
Алиса с изумлением глядела на экран, пытаясь понять эту словесную кашу, а Папа громко захохотал:
— Да, Серега, русский язык тебе никогда не давался. Это «каким драконом ты хочешь меня стать» тебе еще не раз икнется!
А Алиса погрустнела.
— Пап, имени у него нету, в дракона он превращаться не хочет без дурацких вопросов… ему все равно, кто с ним разговаривает, да еще и живет он только в программе. Нет, Баз лучше.
— Да ты знаешь, Алиса, сколько усилий затрачено на этого человечка? Там такие сложные самообучающиеся алгоритмы. Целая лаборатория очень умных людей создавала эту программу…
— Вот именно — соз-да-ва-ла… А Баз — он сам по себе, он живой, у него есть свое имя, ему не все равно, с кем разговаривать, и он превращается в того дракона, в которого хочет сам, а не в… орнаментального или одентального.
— Ха-ха-ха, «орнаментального»! — снова захохотал Папа. — Ориентальный — это восточный, а оксидентальный — тот, наоборот, западный.
— Пап, я проголодалась, покорми меня, пожалуйста, — попросила Алиса.
— Конечно, моя хорошая, — сразу посерьезнел Папа, — пойдем. Что тебе сделать?
— Мне все равно, я просто есть хочу, а потом за уроки возьмусь.

3. 4. Звезды
Остаток дня пролетел быстро, но Алисе почти ничего не запомнилось. Она сделала уроки. Потом пришла Мама и приготовила что-то на ужин, — Алиса не запомнила, что именно. Потом позвонила Женька и попыталась изложить новые хитрые планы по поимке неведомого похитителя блокнота, но Алиса сослалась на срочные дела и отключилась. Делать ничего не хотелось, и она пошла на кухню: когда ей было грустно или скучно, она отправлялась на кухню, открывала холодильник и меланхолично жевала первое, что попадалось под руку, будь то помидоры или холодные котлеты. Вот и сейчас, проглотив что-то довольно вкусное, кажется, остатки пудинга и маринованный огурец, Алиса возвращалась к себе мимо комнаты родителей. Оттуда доносились приглушенные голоса.
— Ну что, провалилась твоя затея с компьютерной игрой? — спрашивал мамин голос.
— Ну да, Алису нашу на мякине не проведешь, не живой он, говорит, — отвечал папин громкий шепот.
— Ну и что делать будем? Может, забудет?
Голоса стали невнятными. Алиса двинулась дальше, но тут услышала громкий папин голос:
— Ага, а выгуливать два раза в день в пургу или зной кому придется?..
«Опять решают, кошку или собаку», — отметила про себя Алиса, но ее даже это не заинтересовало, и она пошла к себе.
Вскоре Алиса помылась, почистила зубы, переоделась в пижаму и села в кровати почитать любимую книжку — легенды о драконах и принцессах. Но она никак не желала погружаться в сказочную реальность, переживать за принцессу и бояться дракона. Ее мысли все время возвращались к рисованному человечку. А без погружения книжка про драконов была скучнее учебника. Девочка отложила ее в сторону, погасила свет, свернулась калачиком, вздохнула, и провалилась в легкий бесцветный сон. Когда Мама пришла пожелать ей спокойной ночи, Алиса уже спала, настолько бесшумно, что Маме пришлось наклониться, чтобы услышать ее дыхание.
Среди ночи Алиса проснулась — отлежала руку. Она повернулась на спину и на секунду приоткрыла глаза. Над ней мерцали неяркие зеленоватые звезды и качался месяц. Алиса улыбнулась, закрыла глаза, начала снова проваливаться в сон… и тут же резко распахнула глаза — звезды все еще сияли!
— Баз! — выдохнула Алиса.
В ответ звезды вспыхнули ярким разноцветным фейерверком, как на праздник, только бесшумно, и по потолку поплыл яркий, переливающийся всеми цветами дракон — не ориентальный, а самый что ни на есть настоящий.
— Баз, ты вернулся! — прошептала Алиса.
Дракон превратился в рисованного человечка, светящегося в темноте комнаты, тот помахал рукой, выпустил пузырь со словами «Привет, Алиса!» и снова рассыпался на дюжину звезд.
Алиса радостно засмеялась, на секунду закрыла глаза и неожиданно для себя заснула с улыбкой от уха до уха. А ведь она хотела про все-все у База расспросить… Теперь ей придется ждать до утра. А мы можем, пока она спит, узнать, что же произошло с рисованным человечком.

3. 5. В плену
Так что же произошло в тот злополучный день, когда Алиса решала у доски задачу?..
Виктор Петрович вызвал Алису к доске:
— Ну а теперь Алиса постарается и нас повеселит. Правда, Алиса? Иди к доске и реши одну очень смешную задачу.
— Вот видишь! — шепнула Алиса Базу и встала.
Баз на всякий случай скользнул в закрытый блокнот и стал ждать, когда Алиса закончит урок и они пойдут играть. Чтобы не было скучно, он принялся играть сам с собой. Алисе нравятся драконы? И он стал тренироваться в превращении в разных драконов. Обычный дракон, как в Алисиной книжке, у него получался хорошо. Маленькая головка, дым из ноздрей, тонкая шея, большое туловище, длинный хвост, короткие лапы в красных штанах. И маленькие крылышки. Баз никак не мог понять, как такой большой дракон может летать на таких маленьких крылышках. В нарисованном-то мире и трамвай может летать, но в настоящем… Наверное, драконы немножко волшебники, решил Баз. Потом он попробовал трехголового дракона, как Змей Горыныч в русских сказках. И тут же запутался в головах, которых целых три — и все на длинных шеях. Голова номер три заплелась вокруг шеи номер два. Голова номер два, пытаясь освободиться, огнем полыхнула на голову номер один. Если бы это было в настоящем мире, голова номер два задохнулась бы, а голова номер один обгорела. Теперь понятно, почему русские богатыри легко разделывались с двумя головами Змея Горыныча, а потом долго сражались с третьей. Нет, трехголовость Базу не понравилась, не будет он Алисе показывать такого дракона!
В блокноте было темно и тихо. Звуки из внешнего мира сюда еле проникали. Баз особо и не прислушивался к ним, пока разбирался с драконьими головами. Он почувствовал, что блокнот подняли и понесли, но продолжал свои опыты с разными драконами — он хотел сразу же, как только Алиса принесет его домой, показать ей что-то новенькое. Костяной дракон ему не понравился — тощий драконий скелет с дырявыми крыльями, неопрятный и замшелый. А вот морской дракон оказался по душе. Скорее даже длинный змей, а не дракон. Покрытый блестящей чешуей, он плавно скользит. Должен скользить под водой… но какая вода в блокноте? Значит… просто плавно, слегка извиваясь, скользит по блокноту. Китайский дракон похож на водяного, но имеет смешные коротенькие ножки. Конечно, все эти драконы были маленькими в блокноте, но Баз мог стать и большим, на всю комнату, когда будет показывать это Алисе.
Тут блокнот открылся. Только Баз собрался сказать «Привет, Алиса», как вместо Алисы увидел мальчика. Тот склонился над блокнотом и с интересом разглядывал нарисованного человечка. Баз осмотрелся — комната была незнакомая, и Алисы негде не было видно. Мальчика он сегодня уже где-то видел. Ах да, он подходил, когда Алиса с Женей стояли в коридоре в школе.
— Привет! Я Баз, — выпустил пузырь Баз, и тут же добавил вторым пузырем: — А ты кто?
Мальчик испуганно отскочил от стола, потом осторожно подошел обратно.
— Ух ты, действительно живой! — восторженно сказал он. — И разговаривает смешно, как в комиксах.
— Где Алиса? — спросил Баз.
Мальчик завороженно смотрел на пузырь с вопросом. Потом сказал:
— Ну привет… как там тебя… Баз? А я — Алик. Вообще-то я Александр, но меня надо звать не Саша, а именно Алик.
— Привет, Алик! — махнул рукой Баз.
— Ты теперь у меня будешь жить, — пояснил Алик.
— А где Алиса? — снова поинтересовался Баз.
— Алиса?.. — медленно и как-то осторожно начал вдруг говорить Алик. — А Алиса уехала… и она сказала, чтобы ты у меня жил.
— Уехала? — удивился Баз. — Куда? А когда вернется?
Каждый вопрос всплывал отдельным пузырем.
— Далеко… Я не знаю… С родителями… — каждое слово Алик произносил медленно, обдумывая. — Надолго… А ты у меня будешь жить.
— А мне ничего не сказала… — недоумевал Баз. — Я сбегаю посмотрю, может, она дома…
— А ты бегать умеешь? — удивился Алик. — Я думал, ты только на бумаге.
Баз выскочил из блокнота и пробежал по стене и потолку. Комната как комната. Мальчишеская — не такая, как у девочки: машинки, солдатики, комиксы про супермена. У стены небольшой аквариум с рыбками. Комната более аккуратная, чем у Алисы, и какая-то скучная. Баз заметил, что форточка приоткрыта, можно будет сбегать к Алисе.
Алик явно опешил от того, как легко Баз перемещается по стенам.
— Ты везде можешь бегать? А летать?
— Летать не могу, — ответил Баз, — и по воде не могу, вода меня размоет. А так — везде.
Алик задумался. И решил поменять тему.
— А ты Алисе списывать на контрольной помогал? — спросил он.
— Списывать? — не понял Баз.
— Ну… из учебника ей переписывал?
— Да.
— Класс! А покажи… — Алик оживился.
Баз скользнул в учебник по географии, лежавший на столе. Через полминуты он оттуда выскочил и написал в блокноте несколько предложений Алисиным почерком. И снизу приписал — «стр. 38». Алик открыл тридцать восьмую страницу и сверил текст.
— Супер! — восхитился он. — Будешь теперь мне помогать списывать, — распорядился Алик, — и мой почерк выучи… — Значит так, — он уже начал разрабатывать план, — на следующей неделе контрольная будет по математике. У Петровича на столе книжечка, он оттуда задачи берет, а в конце книжечки ответы написаны. Ты туда заберешься и ответы мне напишешь. Понял?
Глаза База стали большими и круглыми — он удивился: Алиса никогда не командовала. Алик понял, что переборщил, и снова поменял тему:
— А кормить тебя чем надо?
Странно, неужели Алиса не рассказала Алику про еду?
Баз написал в пузыре:
— Нарисуй что-нибудь вкусное.
Алик задумался. Потом выскочил из комнаты и через минуту вернулся с толстой книгой. С грохотом шлепнув книгу на стол, он сказал:
— Выбирай!
Баз скользнул внутрь. Это была «Книга о вкусной и здоровой пище», с красивыми фотографиями всяких вкусностей. Баз не любил фотографии, он любил нарисованное, чтобы тот, кто рисует, свою душу, ощущение вкладывал, а не только картинку. Он вспомнил яблоко, нарисованное Алисой: было непохоже, но это было именно такое яблоко, каким она его нарисовала.
Этот Алик совсем Базу не нравился. Да и сомнительно, чтобы Алиса, даже если и уехала, велела присматривать за Базом не Женьке, а этому неприятному Алику. Что-то тут было не так… Баз решил сбегать к Алисе домой, посмотреть, действительно ли она уехала. Только вот он не знал дорогу к Алисиному дому…
— Я сбегаю к Алисе, — сообщил он Алику. — Покажи, где ее дом.
Алик напрягся. Потом, снова осторожно выдавливая из себя слова, сказал:
— Я покажу. Давай так. Ты иди в блокнот. А я тебя отнесу. К Алисе. Ты увидишь, что ее дома нету. Так будет хорошо.
«А он ничего», — подумал Баз и скользнул в блокнот.
Прошла минута, две, пять, а блокнот так и лежал на столе. Баз выскочил из блокнота на стол и осмотрелся. Блокнот был обвязан веревкой и придавлен сверху тяжелой книгой. Алик сидел рядом и что-то писал в тетрадке. Баз двинулся к нему.
Алик, увидев в тетрадке, где он делал уроки, нарисованного человечка, резко вскочил со стула.
— Ты откуда? Ты как вылез? — спросил он испуганно. — Я же…
— В блокноте темно, — пояснил Баз. — А когда пойдем?
— Я сейчас, вот только последнюю строчку допишу, и пойдем, — успокоил его Алик. — Давай-ка снова в блокнот.
Баз послушно залез в блокнот. Разумеется, тяжелая книга, прижимавшая блокнот к столу, ему совершенно не мешала.
Тут блокнот захлопнулся, и его куда-то понесли. Блокнот трясся, раскачивался, — это не было похоже на мерную ходьбу. Тряска вскоре закончилась, но Баз этого не заметил, поскольку снова экспериментировал с драконами. Наконец человечек спохватился, что слишком давно уже тихо вокруг. Он выскочил из блокнота и прямо под собой увидел воду, ярко освещенную лампой. Не будь он нарисованным, свалился бы прямо в воду, и не стало бы База. Он огляделся. Блокнот был примотан липкой лентой изнутри к крышке аквариума. Под ним была вода с рыбками, водорослями и керамической фигуркой морского дракона, а сверху черная крышка и яркая лампа дневного света. Свет лампы отражался в стеклянных стенках, и не было видно того, что снаружи. Было довольно сыро. Баз пробежался по крышке аквариума — закрыто плотно, не просочиться. Похоже, что его заперли, отсюда ему не убежать. Но кто и зачем?..
Через какое-то время свет в аквариуме выключился, снаружи тоже было темно. Наступила ночь, — догадался Баз. И услышал голос Алика:
— Посиди пока здесь, Баз. А то к Алисе бежать решил. Я же сказал, будешь тут жить и для меня контрольные списывать.
Ну вот, теперь все понятно: Алик украл База у Алисы, чтобы тот контрольные списывал. И придется теперь веселому человечку безвылазно торчать под крышкой аквариума, пока он не согласится помогать Алику…
С этими печальными мыслями Баз забрался в самую середину блокнота и заснул.

Проснулся Баз оттого, что блокнот зашевелился — Алик приоткрыл крышку и проверил, на месте ли блокнот. Пока Баз сообразил, что к чему, было поздно: крышка захлопнулась. Алик довольно хмыкнул и сказал:
— Давай не скучай, Базик! Поголодай, подумай… Когда согласишься на меня работать, выпущу и покормлю. А я — в школу! Алисе привет передать?..
Тут он ехидно рассмеялся и убежал.
Баз еще раз обследовал аквариум. Нет, ему самому не выбраться… И он снова стал тренироваться на драконах. Он уже совсем научился лихо справляться со всеми тремя головами Змея Горыныча — не поздоровилось бы сейчас богатырю, повстречайся таковой на его пути. И тут снова послышался голос Алика:
— Ну как, не скучал, Базик?
Молчание.
— Обещаешь на меня работать? — давил Алик. — Скажи — «обещаю», и я тебя выпущу, и вкусненьким накормлю, у мамы еще вкуснее книжка есть.
Баз задумался. Кто-то другой мог бы наобещать Алику, а потом обмануть и убежать к Алисе. Но Баз так поступать не хотел: если бы он пообещал Алику, то остался бы у него, пока тот не отпустит. Голод Базу не грозил, но вечно сидеть в аквариуме тоже не хотелось. Самое страшное для подвижного и живого База — это скука, а в аквариуме ведь делать совсем нечего…
И тут Алик продолжил:
— А в школе тебя Алиска искала… и Женька. Они даже Витьку подговорили. Предатель, девчоночник! Но им тебя не найти. Я ж не дурак — признаваться.
Алиса помнит про него, ищет, — обрадовался Баз. Нет, Алису нельзя предавать!
«Нет», — появилась надпись на стене аквариума, в верней части, над водой. И не пропала, осталась висеть назло Алику.
— Ну… нет так нет, — Алик, похоже, не огорчился. — Никуда ты не денешься, еще просить будешь.
Баз снова спрятался в блокнот и свернулся в точку в самом уголке последнего листочка, чтобы никто его там не нашел.
Через какое-то время Баз почувствовал, что блокнот качнулся. Он выглянул — нет, никто аквариум не открывал, но от сырости липкая лента стала отклеиваться, и блокнот одним углом повис над водой. Остальные углы еще держались, но могли отклеиться в любой момент. Баз увидел, что в комнате темно — наверное, Алик вышел. Баз снова забрался в блокнот и стал ждать, когда тот упадет в воду — лучше быть размытым, чем списывать для Алика.
Вдруг аквариум так закачался от тяжелых шагов, что Баз даже выглянул посмотреть. Это пришла мама Алика. Она включила свет и подошла к аквариуму.
— Небось, опять забыл покормить рыбок, — пробормотала она.
С этими словами она достала из ящика стола корм, приподняла крышку аквариума и кинула туда щепотку буроватых зернышек. Тут-то уж Баз не заставил себя ждать. Небольшая тень мелькнула из аквариума, по стене — и юркнула в форточку. Если мама Алика и увидела что-то, то не обратила внимания. Она захлопнула крышку аквариума и услышала плюх — что-то упало в воду. Она с удивлением заглянула внутрь, вытащила из воды мокрый блокнот, полистала его, ничего не нашла, пожала плечами и выбросила в мусорное ведро.
У База заняло некоторое время найти дорогу к дому, где жила Алиса. Когда он наконец проник в ее комнату, та мирно спала, но сон ей снился, судя по всему, грустный. Баз звездным небом рассыпался по потолку и стал ждать, когда Алиса проснется. Не может же она проспать его возвращение!
Тем временем, вскоре после побега База, вернулся Алик. Он еще раз обратился к аквариуму с предложением работать на него и, не получив ответа, лег спать. Утром, едва проснувшись, он подбежал к аквариуму и заглянул в него. Не увидев блокнота, он открыл крышку аквариума, — и его мама была немедленно разбужена диким воплем:
— Ма-а-ам, где блокнот?!
— Какой блокнот? — не поняла спросонья мама.
— В аквариуме был блокнот, а теперь он пропал!
— Я выкинула его. Зачем в аквариуме плавал блокнот? — мама все равно ничего не понимала.
Алик ринулся к мусорному ведру, вытащил блокнот, который весь размок и слипся.
— Ну все, план провалился… — пробормотал он.
— Какой план? Зачем тебе мокрый блокнот? — твердила мама.
Алик отмахнулся от нее рукой и сказал загадочно:
— Надеюсь, он все-таки размок, а не сбежал…

3. 6. Утренний разговор
Только-только начало светать. Узенькая солнечная полоска тихонечко пролегла поперек комнаты, и робкий неяркий свет медленно растекся от нее по всей комнате, высвобождая из темноты сначала то, что покрупнее — мебель, а потом и разные мелкие детали. И только в дальнем углу комнаты было еще так темно, что там вполне мог спрятаться какой-нибудь небольшой злодей. Но вскоре и в это последнее укромное место проник рассеянный свет.
Алиса повернулась на другой бок и повыше натянула одеяло — было свежо. Вздох, легкое шевеление… и все снова затихло. Вдруг одеяло упало на пол — Алиса резко перевернулась на спину и открыла глаза. Звезды! Она же ночью видела звезды — значит Баз здесь, ей это не приснилось! Мельком она взглянула на часы, висевшие над столом — ого, так рано она еще никогда не просыпалась. По-крайней мере, сама, без папиного протяжного «А-алиса-а, пора встава-а-ать…». Затаив дыхание, она взглянула наверх. Белый чистый потолок казался очень высоким в утреннем свете. Но никаких звезд не было… Алиса осторожно и медленно скосила глаза на стену над кроватью. Ну конечно: там вовсю улыбался нарисованный человечек в забавной рубашечке и красных шортах и махал ей обеими руками!
— Привет, Баз! — прошептала девочка и, распахнув руки, бросилась на стену, чтобы обнять человечка.
Тот тоже развел руки в стороны и разросся до Алисиных размеров. Так они и стояли некоторое время, не желая расходиться — расставив руки, ладонь в ладонь, глаза в глаза: Алиса, обнимая стенку, и Баз — нарисованный на той самой стене.
— Где ж ты был, глупенький? — спросила девочка. — Я так за тебя волновалась!
— Далеко… — ответил человечек.
И он рассказал все, что с ним случилось. Рассказывал долго и подробно, не столько описывая словами свои приключения, сколько помогая себе рисунками и комментариями. Получились комиксы, будто бы вышедшие из-под руки Алисы. Посторонний человек, наверное, и не разобрал бы некоторых рисунков, но Алисе все было понятно — ведь она сама именно так бы все и нарисовала.
Алиса сидела на кровати по-турецки и, раскрыв рот, смотрела на детективную историю в картинках, разворачивавшуюся перед ней. Уже вся стена была заполнена рисунками, изображающими то самого База, то вредного Алика, то его маму. Девочка время от времени комментировала историю фразами «Вот гад!» и «Да ты что!», но на самом деле она была совершенно счастлива — ведь Баз нашелся, он сам вырвался из плена и теперь показывает ей черно-белые комиксы о своих приключениях. И даже злости и обиды на вредного Алика не было. Кража Алису не возмутила — конечно же, все хотят иметь такого классного друга, потому готовы даже на преступление. Это понятно. Она бы, может, и сама похитила бы База, если бы он был у кого-то другого. Но Алик похитил База не ради дружбы, а в корыстных целях — чтобы списывать на контрольных. А вот это уже подло! Да еще и чуть не утопил в аквариуме… Такое обращение с Базом несомненно заслуживало мести. Но как отомстить?.. Алисе пока ничего не приходило в голову. А может, вместе с Базом что-то придумать? Если его способности помножить на Алисину изобретательность, да еще и Женьку привлечь, можно организовать что-нибудь хитрое — напугать, например, или устроить еще какие-нибудь козни…
Девочка взглянула на База — тот выглядел совершенно счастливым и ни о какой мести и не помышлял, ему было просто хорошо. Пожалуй, не стоит его вовлекать, решила Алиса, она сама справится.
Из глубины квартиры послышался шум хлопнувшей двери и тяжелые шаги — проснулся Папа.
Алиса сказала Базу:
— Не убирай пока эти картинки, покажем Папе, — и выскользнула из комнаты.
Папа, тихонечко ворча под нос какую-то мелодию, которую кроме него никто не смог бы опознать, в отличном настроении вышел из ванной. Ладонями, сильно пахнущими одеколоном, он похлопывал себя по свежевыбритым щекам и не смотрел по сторонам. Убрав ладони от лица, он прямо перед собой увидел Алису, в пижаме и растрепанную спросонья.
— Алиса, разве можно так пугать старика-отца? А если я тут окочурюсь от страха, кто тебя вырастит и воспитает?!
— Мама воспитает. Доброе утро, пап!
— Доброе, доброе… Какая такая неотложная проблема заставила тебя прервать самый сладкий утренний сон в такую несусветную для тебя рань? Уж не арбузика ли ты вчера вечером переела?
— Пап, мне нужна твоя помощь.
— Вот так срочно, в семь утра?
— Да, прямо сейчас.
— Что случилось?
— Баз вернулся, сам! — Алисин голос задрожал от радости. — Правда, здорово?
— Отлично! — согласился Папа. — Так зачем помогать-то, если он вернулся?
— Пап, — Алиса стала серьезной, — нам нужно отомстить.
— Ого! Кому и за что?
— Похитителю База. Пошли, я тебе все расскажу.
Папа украдкой глянул на настенные часы, вздохнул, пытаясь сообразить, сильно ли он опоздает на работу, и сказал:
— Не «пошли», а «пойдем». Еще раз так скажешь, и я тебе мстить начну! Веди…
Когда они вошли в Алисину комнату, Папа посмотрел на разрисованную стену и покачал головой:
— Да-а, вижу, что Баз вернулся. Ну и где же он? Не отыскать среди всего этого граффити.
Рисованный человечек помахал из-под самого потолка.
— О, привет! — продолжил Папа. — Рассказывай, где был, что делал.
Алиса сбивчиво, по комиксам на стене изложила историю похищения и побега. Папа слушал молча, только пару раз переспросил детали. Потом задумчиво сказал:
— Следует отдать должное этому Алику: сообразительный мальчик, с аквариумом хорошо придумал.
— Папа, — укоризненно заметила Алиса, — его не хвалить надо, а наоборот!
— Ах да! — Папа оживился. — Страшная месть ожидает каждого, кто покусится… Я мстю — и мстя моя ужасна! Ты хочешь, чтобы я ему уши надрал? Не-е, на меня не надейся, сами разбирайтесь.
— Нет, уши никому драть не нужно. А вот твой совет — нужен. Как бы ты отомстил?
Папа задумался, потом серьезно, без своего обычного кривляния, сказал:
— Ты знаешь, Алиса, сложно это… Я тебе историю одну расскажу… Когда я был твоего возраста, у нас один мальчик совершил очень подлый поступок. Вернее, мы тогда думали, что это подло, а сейчас я по-другому думаю. В общем, был у него конфликт с Серегой, тем самым, что программу-человека делал, помнишь? Так вот… Он вместо того, чтобы конфликт решить самостоятельно, наябедничал учительнице, а та, не разобравшись, Серегу наказала. У нас это считалось верхом подлости. И мы устроили тому мальчику «темную»… Ты знаешь, что такое «темная»?
— Не знаю. Вы его в подвал заперли?
— Нет, это ты с «холодной» путаешь, — усмехнулся Папа. — «Темная» — это когда жертву окружают, накидывают на голову мешок или куртку и бьют толпой. Мешок накидывают, чтобы он не видел, кто именно бьет, и не нажаловался. Мы его, конечно, не били, а потолкали по кругу, пока он не упал. Потом все разбежались… Мы ждали, что он снова настучит учительнице, и нас всех накажут… а он не настучал.
Папа помолчал.
— И знаешь, Алиса, теперь я понимаю, что он оказался лучше нас всех, а «темная»… Это очень подло и трусливо — бить толпой человека с мешком на голове. И к учительнице он не ябедничать, а советоваться тогда ходил, спросить, что делать, — ну не могли они с Серегой никак договориться. Вроде как ты со мной сейчас советуешься. А училка, то ли по глупости, то ли не поняв, взяла и наказала Серегу.
Алиса завороженно смотрела на Папу. Раньше он рассказывал только смешные истории из своей жизни, а тут было совсем не смешно.
— Так что, Алиса, — продолжил Папа, — разбирайтесь сами, я в этом участвовать не буду. И совет я тебе дам только один: если все-таки решишь мстить, будь осторожна, чтобы месть твоя не превзошла сам проступок в подлости и гадости. Хотя, конечно, твой Алик начудил знатно… Ну ладно, мне собираться пора.
Он потрепал Алису по голове и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Через три секунды дверь снова приоткрылась, и папин голос сказал:
— Мне почему-то кажется, что ты все сделаешь правильно, Алиса, чтобы потом не сожалеть… Завтракать сейчас будешь или как обычно?
— Да, пап, лучше сейчас… — задумчиво ответила Алиса.

3. 7. Месть
Было решено, что Баз в школу не пойдет, останется дома и будет вести себя хорошо, на улицу не убежит.
К школе Алиса пришла пораньше, но остановилась в сторонке, за кустами в соседнем дворе, чтобы она видела всех, а ее никто не видел. Увидев Женю, она выскочила из укрытия и догнала ее.
— Привет, Женька! — начала Алиса, взяв ее по руку. — Баз нашелся!
— Да ну! — сразу обернулась Женя. — А где?
— Его похитили, а он сбежал, — Алиса перешла на жаркий шепот. — И знаешь, кто его похитил?
— Кто?
Алиса оттащила Женю в сторону и рассказала историю похищения и освобождения База.
— Та-ак… — подвела итог Женя. — Ну и гад же он! Ничего, он у нас еще попляшет, пожалеет, что на свет появился! Значит так… Сначала мы ему в рюкзак молока нальем. С завтрака пакетик прихватим, а на перемене… — она начала оживленно размахивать руками и строить планы изощренной мести.
— Знаешь, Женька, — прервала ее Алиса, — у меня есть идея получше.
— Ну-у? — загорелась та, предвкушая что-то еще более изощренное, чем жвачка в волосах.
— Мы его не будем замечать!
— Ты что, Алиска? Он вот так, а мы — не замечать? — возмутилась Женя. — Ну уж не-ет, я его замечу!
— Женька, он же ждет мести… А если мы его не замечаем, он будет думать, что мы что-то страшное задумали, понимаешь?
— По-онима-аю… — не очень уверенно ответила Женя. — Пусть сперва помучается, да?
Когда девочки вошли в класс, Алик был уже там. Увидев их, он тут же сделал вид, что рассматривает что-то в учебнике. Но глаза его исподлобья и настороженно следили за подружками.
Девочки надменно прошли мимо, Женька даже зацепила Алика сумкой.
— Видала, какой напуганный? — шепнула Женя и пошла к своей парте.
Во время урока Алик постоянно оглядывался на Алису, но та делала вид, что не замечает. На перемене он прошел мимо нее, пытаясь заглянуть ей в глаза, но Алиса отвернулась. Алик явно решил, что ему ничего не угрожает, и спросил;
— Ну и как, не нашелся твой блокнот?
Алиса молчала. Алик, нагло улыбаясь, продолжил:
— Смотри, а-то у меня есть один… Он, правда, подмок немножко. Я тебе там и намалевать могу что-нибудь…
Алиса в ответ так посмотрела на него, что он стушевался, пробормотал:
— Ну не хочешь — не надо… — и слинял из класса.
— Ну как? — спросила подошешая Женя. — Мучается?
— Ха, щас, прямо перемучался! — сердито ответила Алиса. — Он совсем обнаглел: представляешь, мне мокрый блокнот предлагал!
— Ничего себе! — возмутилась Женя. — Слушай, а может, он и не знает, что Баз сбежал, может, думает, что он еще там, в аквариуме? Вот и воображает из себя.
— Точно! — согласилась Алиса. — И как же тогда быть?
— А мы ему намекнем! — Женя подмигнула.
Когда по звонку на урок Алик вернулся на свое место, на парте лежал сложенный листочек бумаги. Он осторожно развернул листик — там был нарисован человечек, а рядом — сломанный кубик, из которого текла вода, и рыбка. Нарисовано было не Алисиными каракулями, получше. Алик испуганно осмотрелся. Все было тихо, начинался урок. И только Женя глядела прямо на него и нехорошо улыбалась. Он втянул голову в плечи и уткнулся в учебник.
На следующей перемене Алик подошел к Алисе и молча встал рядом. Сначала он, кажется, попытался что-то сказать, но передумал.
— Ну что, мокрый блокнот принес? — спросила Алиса.
Мальчик отрицательно мотнул головой. Рядом нарисовалась Женя.
— Чего ж так? — ехидно поинтересовалась она. — Воруем, мочим, а отдавать не хотим?
— Жень, погоди, — вступилась Алиса и повернулась к Алику: — А тебе не ай-я-яй?
Тот молчал и потихонечку, мелкими шажками отступал назад.
— Да чего с ним говорить!.. — Женя рвалась в бой.
— А что вы мне сделаете? — робко пробормотал Алик.
Алиса, не дав Жене открыть рот, вступила сама:
— Тебе? А за что?
— Как — за что? — удивилась Женя. — Он же База украл, в плену держал, чуть не утопил!
Алик отступил еще на шаг назад.
— Ну… украл, — согласилась Алиса. — Так Баз же думал, что его в гости взяли, с моего разрешения, а когда понял, то сам спокойно и ушел.
— Так ведь… — начал Алик.
— Заткнись, мелочь, не с тобой разговариваю! — резко оборвала его Алиса. — Слабо ему с Базом справиться. Много чести — мстить ему. Так что не психуй, воришка, с сопляками не деремся!
Женя, открыв рот, восхищенно смотрела на Алису, а Алик после этих слов совсем сник и позорно сбежал.
— Круто, Алиса, — признала Женя, — лихо ты его! А может, все-таки налить ему молока?
— Не надо, — твердо ответила Алиса.
После уроков Алик снова подошел к Алисе:
— Я… это… извиняюсь, — пробурчал он. — Я так больше не буду…
— Конечно, не будешь, — встряла подоспевшая Женя. — А то пожалеешь! Вали отсюда, а мы подумаем, что с тобой делать. Я-то не такая добренькая, как Алиса.
Домой подружки шли вместе. Женя даже согласилась зайти к Алисе в гости, поиграть с Базом.
Дома был Папа.
— Ну как, мстители, что удумали? В какую котлету похитителя превратили? — спросил он.
— Ни в какую, — ответила Алиса, — связываться противно.
— О как! — изумился Папа, — Простили, что ли?
— Не… он вообще не знал, что Баз вернулся.
— Он так испугался, когда понял, что мы все знаем, — встряла Женька, — чуть не обделался! Ой, извините…
— Ну а вы? — улыбнулся Папа.
— А мы его… про-иг-но-ри-ро-ва-ли, — по складам произнесла Алиса сложное слово. — Пусть помучается.
— Хитро придумали, — одобрил Папа, — пусть он, значит, сам себе навоображает ужасов… Мороженое будете, с горячим шоколадом?
— Будем! — хором ответили девочки.
— Ну и хорошо! Тогда через пять минут приходите на кухню.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям