По жизни ведет, ох, негладко
Путь сложно изломанный наш.
Откроем давайте тетрадку
И острый возьмем карандаш.

Доверим сегодня листочку
Быть миром абстрактных химер —
Поставлю я черную точку,
Как жизни условной пример.

Вот линию быстро рисую
На плоскости наискосок —
Означив тем жизнь простую,
Из юности в старость бросок.

И движутся вдоль линий только,
Прочерченных чьей-то рукой,
Ты знаешь ли, точек так сколько
Живут одномерной судьбой?

По жизни проедут в плацкарте,
Вагон и не нов, и не чист,
Но путь их известен по карте,
И правит за всех машинист.

Средь тысяч родится однажды
Та точка, что прочих храбрей,
И с линии спрыгнет отважно —
Вся плоскость теперь перед ней.

Не давят границы отныне,
Хоть ей и пытались мешать,
Сплетенья всех жизненных линий
Сама теперь будет решать.

И диким мустангом поскачет,
Шлейф пыли подняв за собой,
Смеется она или плачет —
Сама управляет судьбой.

Казалось, безбрежна свобода
На плоскости белой листа,
Но в мире трехмерна природа,
И это, поверь, неспроста.

Табун таких точек свободных,
Сумели упрятать в загон,
И жирной границей условной
Прописан суровый закон.

Фломастером черным очерчен
Тот круг — не прорваться никак,
Придется торчать тут до смерти.
Но все же нашелся чудак.

Не злился, не ныл — улыбался,
Зажатый меж точечных тел,
Да вовсе он и не старался,
А просто так взял — полетел.

Над плоскостью взмыл черной птицей,
Лист белый — на взлет полоса,
Он в мире трехмерном частица,
Лишь слышит внизу голоса:

«Ату его, подло нас предал,
Да будь он навеки треклят!
Да он никогда с нами не был —
Юродив, а может быть свят.»

А он и не то, и не это,
Луч синий к нему снизошел,
И третью, с явлением света,
Он степень свободы нашел.

А снова наступит гоненье,
Вздохнет лишь «Какая беда?»,
Откроет еще измерение,
И там пропадет навсегда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям