По жизни трясемся в привычном и теплом вагоне,
Пейзаж неразборчиво катит за пыльным окном.
Никто не отстанет от нас, и никто не обгонит,
Всех знаю, кто едет со мною в вагоне одном.

Лишь вспышками света мелькают в пути остановки —
То школа, то свадьба, то прочая дат ерунда.
О тех, кто выходит, нам думать немного неловко,
Они не войдут уж без стука в купе никогда.

Но вот пересадка, толкнувши зеваку-невежу,
Вскочил на подножку, сжимая счастливый билет,
И поезд другой, и вагон, только лица все те же,
Глядят на меня и судачат, а выхода нет.

Я сел у окна, улыбаясь попутчикам мило,
Сказал анекдот, помешал громко ложечкой чай,
Вдруг резко вскочил и ругнулся с отчаянной силой,
В окно посмотрел, да и выбил его невзначай.

И воздух бодрящий напором ударил мне в глотку,
По затхлому миру он свежим прошел ветерком,
Я залпом хлебнул из горла недопитую водку,
В окно сиганул, пособляя себе матерком.

И вот я стою на распутье, где точно, не знаю,
Свобода в ребро меня больно толкает локтём,
Я слышу ее, и я вижу ее, осязаю.
Пойду с ней своим, не пробитым другими, путём.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям