Догорал заката хворост,
И под всполохи зари
Я услышал тихий голос
В левом ухе изнутри:

«Чтобы не валяться праздно,
Мы под шелест мокрых крыш
Покалякаем о разном,
Ты же все равно не спишь.»

«Да ты кто такой?» – отважно
Я спросил. Сон улетел.
Голос буркнул: – «А, не важно.
Натворим с тобою дел.

Ты в свои поверишь силы
И забудешь про хандру..»
Я ответил: – «Голос милый,
Дай поспать, а то помру.

Я устал, дела насели,
И погода не фонтан…
Вот заладил, в самом деле,
Как татарин, что не зван!»

«Жалко, что ж, – сказал он грустно,
– Не получится дуэт.
Раз осталось место пусто,
Значит, святости в нем нет.»

Я не сплю, хотя зеваю,
Всю измял уже кровать.
Как же я теперь узнаю,
Что хотел он мне сказать?

Сейчас очень нужно слово –
В свете утренней зари
Ты явись мне, голос, снова,
Мы тогда поговорим.

Эх, скрипят суставы,
Седина в висок,
Из мощей усталых
Сыпется песок.

Дальняя дорога,
И понятен путь,
Можно бы немного
Лечь и отдохнуть.

Но идти с конвоем
Не моя стезя.
И пока живой я,
Отдыхать нельзя.

Ведь лежать в неволе
Что за интерес?
И сверну я в поле,
А за полем лес,

В том лесу избушка
С курною ногой,
Выпьем, где же кружка,
С Бабою-Ягой.

Скажет словно в шутку,
Чуть глаза скосив:
– «Оставайся, путник,
Дальше нет пути!

Чую я, что скоро
Забежит Кощей,
Будут разговоры
И горшочек щей.

И тебя на лавке,
Как родная мать,
Клянусь бородавкой,
Уложу я спать.»

Я тогда отвечу:
– «Слышал, ты хитра,
Выпили за встречу,
Ну, и мне пора.

Щи, наверно, постны,
И желаешь, знать,
Ты с Кощеем просто
Так меня сожрать.

Трюк тот мне знакомый,
Не смирюсь я с ним.
И пойду я снова,
Бедный пилигрим.»

В руку будет сон тот:
Вот осенним днем
Выйдем к горизонту,
Там и отдохнем.

На мороку эту
Я махну рукой –
Коль не будет света,
Будет мне покой.

Спросите меня, я прямо отвечу,
По-честному, врать незачем,
Что я с оптимизмом смотрю навстречу
Тому, что нас ждет в будущем.

Хотя не люблю без причины радость,
Но, видно, весной пьяный я –
Слегка веселюсь и вовсю куражусь,
Расти оно бу-рьянами!

Мне нравится все – такое бывает?
Довольно урчу горлом я.
Ведь вывезла снова меня кривая,
Стою с довольной мордою.

Хочу помечтать я немного, ладно?
Чтоб нервы не слишком висли бы,
Ведь знаю, что мой оптимизм оправдан
Делом, судьбой, мыслями.

Птицы, трава и звери где?
Пухнут уже от сна?
Но прилетели лебеди,
Значит опять весна.

Сонною цепью скованы,
Мысли едва звенят,
Но пробудимся снова мы
Утром простого дня.

Кони уж бьют копытами,
Черт нам теперь не брат.
Тропами неизбитыми
Двинемся на закат.

Облаков плывут полоски,
Мысли вольностью полны,
И неярко светит плоский,
Чуть ущербный лик луны.

Заволнилось легкой рябью
Небо звездное вдали.
То ли сон, а то ли явь мне,
Разобраться не смогли.

Зашуршало что-то резко
По невидимым кустам
И промчалось по подлеску —
Заяц, что ли, скачет там?

Месяц виснет на дорогой,
Скинув облачную прядь.
Что-то я устал немного,
Значит, буду крепче спать.

Кому, ну скажите, есть дело,
Коль хлопоты давят совсем,
Но мир стал ужат до пределов
Недавно покрашенных стен.

И выхода нету наружу,
Как ключ там в дверях ни крути,
В жару, в дождь и вёдро, и в стужу
Придется сидеть взаперти.

И это поверьте, так просто,
Как свечка горит на столе,
А люди, машины и звёзды —
лишь блики на мокром стекле.

Воздастся любому по вере,
Но я перейду рубикон:
Пределом мне будут не двери,
А вросший в туман горизонт

Ветер по лицу сечёт,
Лупит крепко,
И упал мне на плечо
черной меткой,

Знать, проснулся где вулкан,
пепел серый.
Эх, напиться б вдрабадан
Мне без меры,

Чтоб струну, что вся дрожит
Отпустило,
Улыбнуться от души,
Не вполсилы.

И по кочкам во всю прыть,
Хвост трубою!
Время нынче бросить ныть,
Стать собою.

Затянуть уже пора
Шрам коростой.
Начинаем жить с утра
Очень просто.

Давно дела я мучаю
И подустал слегка,
И по такому случаю
Сто капель коньяка

Пойду себе накапаю
И, сыра взяв кусок,
Зароюсь тихой сапою
В свой угол на часок.

Побыть немного в статике
И тихо, словно тать,
Про древнюю геральдику
Две главки прочитать.

Заботы счас упрячем мы,
И, завершив триптих,
Я мыслями коньячными
Наполню этот стих.

Не время нынче нам грустить,
Не будем и потом —
Всем пожелаю радости,
Забудусь теплым сном.

Вьется снежная поземка,
Ожидает сердце чуда,
И стучится мысль звонко –
Кто я, где я и откуда?

Кто-то же, наверно, знает,
Я зачем сюда заброшен.
А ответ все ускользает,
Вьется белою порошей.

Засиделись что-то слишком,
Не пора ли встать с колен-то,
Сделать просто передышку
Или финишную ленту

Пересечь горячей грудью,
Получив за то награду,
И рвануться по беспутью?
Эх, понять бы, куда надо…

Не подскажут ведь, похоже.
Недовольно лоб нахмуря,
Как ямщик, поддернув вожжи,
Растворяюсь в снежной буре.