Резкий ветер
Острым снегом
В морду лепит,
Где-то небо –

Снизу, сверху
Не понять мне,
Я все шел сутулой меркой
Через снежное проклятье.

Шаг за шагом шел упорно,
Жизнь-то нынче не простая –
Быть одной вороной чёрной
В беспредельно белой стае.

Я помню вкус устриц и запах каштанов,
Но все изменилось внезапно, нежданно.
Мечтал о цикадах и шуме прибоя,
Но все изменилось, придется другое
Искать не за морем, а где-то поближе,
Стихи и вино, и конечно же, лыжи,
И что не боится любых расстояний –
Работа, семья, перебранки с друзьями.
Пусть заперты все мы дымить одиноко,
Для счастья, поверьте, мне нужно немного:
Глоточек густого смолистого виски,
И голос негромкий, знакомый и близкий.

Маг пришел через неделю,
Мрачный, пахнущий вином:
– «Не волшебник я, в сам деле,
А всего лишь астроном».

Матюгнулся втихомолку
И развел руками он:
– «Мои знанья тут без толку,
Может нам помочь дракон»

«Ну, нельзя коль по-другому, –
Королева, хмуря лоб,
Повелела: – Ты к дракону
И пойдешь без лишних слов!»

Звездочет побрел уныло,
Плечи выше головы,
Вдруг окликнет «Я ж шутила!»?
Не окликнула, увы…

Возрази теперь, попробуй,
И казнит ведь сгоряча –
Перед властною особой,
Право, лучше бы молчать.

Пребывая все в печали,
Бормоча хулу твроцу,
Выпил он вина вначале
И поплелся к кузнецу.

«Скуй мне щит и шлем с забралом,
И еще там что-нибудь…
Королева, вишь, послала,
Ей дракона раздобудь.»

«Щит я сделаю, знакомо, –
Тут кузнец вдруг загрустил, –
Много, кто ходил к дракону,
Не вернулся ж ни один.

Все сильны. Артур, вон, рыцарь
Был каков! – сказал кузнец, –
А ты в зеркало взгляни-ка,
Ну какой же ты боец?»

– «Да, ты прав, зачем мне латы,
Голова уже седа,
Звездочёт я, и солдатом
Уж не стану некогда.

Как кузнец, слыхал, хорош ты,
Так немного помоги,
И с шипам мне подошвы
Лучше скуй на сапоги.»

Фляга полная в кармане,
И в немыслимый поход
Вышел маг раз утром ранним
В направленьи на восход.

Сказка быстро говорится…
Через десять долгих дней,
Как покинута столица,
Он пришел к избушке. В ней

Если кто и жил, похоже,
То не нынче, а давно.
Тишина – мороз по коже,
Двери нет, одно окно.

Из тумана вышло солнце,
Хочешь, верь или не верь,
Он взглянул через оконце
И внутри увидел дверь.

Обошел избу по кругу –
Стены склизкие да мох,
И сказал слегка с испугом:
– «Мне сдается, тут подвох,

И нечисто что-то дело,
Непонятный теремок..».
И в окно он прыгнул смело,
Кувырок, и сразу вбок

Откатился, осмотрелся –
Вид похожий, да не тот:
Чисто, Обжито, и дверца
В дальней стенке, печка, кот,

Холод, сновно из могилы,
Прям до сердца достает.
– «А скажи мне, котик милый,
Кто в избушке тут живёт»

Кот зевнул, почистил когти
И с полатей спрыгнул вниз –
«Коли ты и вправду в гости,
То хозяйку-то дождись.»

Вылизал тут бок свой гладкий
И пропал ученый кот.
У стены на темной лавке
Звездочет вздремнул, но вот

Неопрятная старуха
В горнице возникла вдруг.
«Человечьим, чую, духом
Что-то пахнет. Кто же тут?»

«Звездочет я, бум знакомы,
И, наверно, ведьма ты?
Я тут в поисках дракона», –
Был ответ из темноты.

«Мы сперва сварганим ужин,
А потом уж про дела.
Ну, зачем тебе он нужен,
Али жизнь не мила?»

Бормотала, накрывая
Стол и ставя самогон.
(З) «Если точно, сам не знаю,
Только очень нужен он.»

«Отдохни, уж небо красно,
Выходить не стоит в ночь.
Ну а утром станет ясно,
Чем смогу тебе помочь.

Извини, коль ужин скудный,
Постелю тебе кровать»
Согласился бедный путник,
Но решил всю ночь не спать.

Тут уж лучше не шуметь бы,
Прислонясь спиной к стене –
Неизвестно, что у ведьмы
Может быть там на уме.

А когда глаза открыл он,
Мысли рваные вразброд,
Было тихо, как в могиле,
Да сверкал глазами кот,

Чёрный, как на печке копоть,
Вновь лизнул налитый бок:
«Коль не знаешь, куда топать,
На столе возьми клубок.

Чтоб рассудка не лишиться, –
Кот, мурлыкая, сказал, –
Там еще лежит рушница,
Завяжи себе глаза».

Флягу залил под завязку
И напился, сколько смог,
На глаза надел повязку,
В руку теплый взял клубок.

И сказал нетерпеливо:
«Что-то ждет там впереди,
Вам с хозяйкою спасибо,
Ну, клубок, давай веди!»

Тот подпрыгнул на ладони
И качнулся чуть вперед.
«Будь покойно в этом доме!
Ну, прощай, ученый кот»

Вот попал он в заваруху,
А дорога не близка.
Тишина кругом, ни звука,
Только колокол в висках.

Стало муторно скитальцу,
И запал вдруг разом скис,
Оттяннул повязку пальцем,
Осторожно глянул вниз.

Разум словно бы расколот,
Аж до сердца он продрог,
Пустота там, тьма и холод,
И не видно даже ног.

И как будто кто-то стонет,
Мрак заманчиво глубок,
Но качнулся на ладони
Теплый, как живой, клубок.

Звездочет вздохнул поглубже,
Холодок унял в груди –
Это службишка, не служба,
Служба будет впереди…

Шел вслепую через тишь он
Под повязкою тугой,
Но однажды вдруг услышал
Хруст какой-то под ногой.

Звездочет рушницу сбросил –
Надоела наконец!
А клубок скатился оземь,
Закрутился и исчез.

Тускло хоть кругом и серо,
Не поймешь, то ль ночь, то ль день –
Так, похоже, тут пещера,
А вдали мелькает тень.

Или только показалось?
Жизнь вся сейчас на кон.
Подошел поближе малость –
Да ведь это же дракон!

Стало страшно любопытно,
Сердце замерло в груди.
А дракон вздохнул вдруг дымно:
«Ну, давай-ка, выходи!

Пока мирно я настроен,
Кто такой есть, отвечай!
Вижу, вроде бы не воин,
А не девственница ль, чай?

Для драконов, слышал в детстве,
Это – главная еда,
Но увы, деликатес тот
Я не видел никогда.»

Взгляд потупив благочинно,
Звездочет зарделся чуть:
«Ну, во-первых, я мужчина,
И не девственник отнюдь».

(Д) «Расскажи, раз ты не пища,
А то что-то не пойму –
Что же ты такое ищешь,
Что поперся через тьму?»

(Д) «Может, то звучит нелепо,
Но поверь, от всей души,
Что я послан королевой
Тебе дружбу предложить.»

(Д) «Я польщен, конечно. Смело!
Но ты вот мне что ответь:
Знают все, что королевы
Просто так не дружат ведь.

Ведь не ради этой дружбы
Пробирался ты ко мне,
Говори, давай, что нужно,
Что у вас там на уме.»

(З) «Ты и правда очень нужен,
Над горами пролететь –
Как там мир большой снаружи
Интересно посмотреть»

(Д) «Нет, служить я вам не буду,
Как-то мне не по нутру.
Так что ты поспи покуда,
Ну а завтра поутру

Отвезу к избушке ведьмы,
И иди себе домой!
Эх, тебя конечно съесть бы,
Но ты гость сегодня мой»

(З) «Разыгрались что-то нервы,
Место мокрое у глаз –
Я дракона вижу в первый
И в последний, может, раз.

Даже быть в твоей пещере
Для меня большой почёт»
(Д) – «Да, экзотика, я верю.
Ну, а ты кто?» – (З) «Звездочёт»

(Д) «Ты наверно, червь бумажный,
С астрономией знаком.
А вот слышал я однажды,
Будто в небе есть дракон…»

(З) «Выход есть тут где на крышу?
Прямо счас и покажу:
Вон Медведица, а выше,
Поднимаясь по ковшу,

Ты увидишь там же, близко,
Несколько неярких звезд
Протянулись. Присмотрись-ка,
Это есть драконий хвост»

(Д) «Это мне теперь знакомо,
А ты вот мне что ответь:
Окромя того дракона,
Кто еще на небе есть?»

(З) «Есть и заяц, и лисица,
А еще вон под Луной…»
(Д) «Ты бы мог не тропиться?
Не успеть мне за тобой.»

(З) «Их ведь много, между прочим,
Вон, блестят во всей красе.
Тут одной не хватит ночи,
Показать на небе все

Там созвездия, планеты.»
(Д) «Я тебе вот так скажу –
Коли всё покажешь мне ты,
Королеве послужу,

Но не вечно, не до гроба,
Коль сойдемся мы в цене,
Получить сперва на пробу
Пару девственниц бы мне».

Словно посыпали дустом
Мир обитаемый весь,
Тихо на улицах, пусто.
Это ль природная месть?

Ветром холодным подуло,
Зябко и холодно мне,
Видится чёрное дуло
В каждом закрытом окне.

Тявкнула где-то собака,
Я же, пока еще цел,
Двигаюсь рваным зигзагом,
Чтоб сбить возможный прицел.

Шаг, еще три, перебежка
Влево и наперерез,
Без остановок, не мешкать,
Дальше – спасительный лес

Вдруг человек на дорожке,
Наших, чужих ли кровей?
Он улыбнулся немножко,
Буркнул негромкое «Хей!»

Ох, позабыл что-то, где я,
Тут средь друзей, не один.
Людям напрасно не верил,
Запер их всех карантин.

Нету на нас пока дуста,
Выживем, сдюжим везде!
Так вот, не дуя я в ус-то,
Смело иду в пустоте.

Замер я на перепутьи,
Кто бы сказал счас, куда мне…
Разума рвутся лоскутья,
И собирать время камни:

Крупные – в длинные кучи,
Мелких за пазуху пару,
Мало ль, какой выйдет случай,
Будут и камни товаром.

Просто обломки гранита,
Разве что может быть проще?
Мхом неприметным покрыты,
Как застарелые мощи.

Каждый я помню: вот этот
Мирно лежал в ржавой луже,
Бульник болотного цвета,
Но и такой будет нужен.

Нет здесь граненых алмазов,
Нету и золота в слитках,
Но каждый камень, зараза,
Поднят в поту и с улыбкой.

Ладно, не так уж все плохо,
Дела до нас и богам нет.
Сменится скоро эпоха –
Будем укладывать камни.

Что столпились, а ну валите-ка
Все на сцену, нельзя к народу вам!
Не театр тут, а политика,
И места наперед рапроданы.

Наше дело – стоять у стеночки,
А в антракте принять по маленькой,
Ну, зевать втихаря на всенощной,
Да судить-рядить на завалинке,

Иль под форточкой ежась холодом,
Обсуждать полупьяным шепотом,
То, что общество, мол, расколото,
И что вскорости будет жопа нам.

Не могу спокойную речь вести,
Все сбиваюсь, как жалкий пьяница:
И так будет до самой вечности –
Все рассыпется, мы останемся.

Солнца низкий свет,
И звезда в зените.
Горя в мире нет,
И не говорите,

Что это не так,
Что я все напутал.
Звёзды – верный знак,
Счастья атрибуты.

Так огонь свечи
Длится лишь мгновенье,
И пока звучит
Ритм стихотворенья,

Надышаться мне б
Миром и покоем,
Буду глух и слеп,
Тишиной напоен.

Даже ветер сник,
Не набедокурив –
Лишь затишья миг
Перед новой бурей.

Все, закончилась эпоха,
Не вернуться уж назад –
Хорошо то или плохо,
Отдан швАртовый канат,

Убраны подальше сходни,
Питьевой воды запас
Залит полностью. Сегодня
Путь откроем. Что там нас

Ждет, и мы там ждем чего же?
Да и ждем ли, вот вопрос.
А в ответ – мороз по коже,
И на сердце перекос.

Я за всех теперь в ответе,
И, как детская слеза
Чистый и соленый, ветер
Наполняет паруса.

Хоть нескромно то, возможно,
Да и черт с ним, ладно?
Нарисуй меня, художник,
На коне, парадно!

Ты получше проработай
Торжество момента –
Чтоб доспехи с позолотой,
Орденская лента.

Будет тот портрет солидный,
Только не хорош ведь –
Там меня почти не видно,
Полкартины – лошадь.

Так отбросим пафос ложный,
Ни к чему нам это –
Нарисуй меня, художник,
В полный рост портретом!

Чтоб с плюмажем треуголка,
Кружева-манжеты…
Но писать, наверно, долго,
Да и скучно это.

Не пиши ты понапрасну
Бляхи, аксельбанты –
Пожалей, художник, краску
И свои таланты.

Подойди тогда поближе,
Это ведь не трудно –
Соберешься и напишешь
Мой портрет погрудный

Только что же не сказали,
Что торчать так вечно –
Ни тебе моргнуть глазами,
Ни чихнуть беспечно.

Вида внешнего заложник,
Весь благообразье –
Ты прости меня, художник,
Отменю заказ я.

Те наряды ближе к ночи,
Ну скажи, на кой мне?
Нарисуй ты сам, что хочешь –
Будет так спокойней.

Закон коротких шей поэтов принял как-то бог –
А кто торчал, попали под раздачу:
Так, в 42 закончили Высоцкий, Гоголь, Блок,
Я ж в 47, простите, только начал.

Слова вперед продуманы, движения скупы,
В какой дыре ни оказался, где бы,
Коль дожил до полтинника, решаешь без стрельбы,
Без шума–дыма всякие проблемы.

Хоть я не длинношеее – комплекция не та,
Пишу, но только хватит ли запала?
И где бы ни проведена была еще черта,
Мне все равно, конечно, будет мало.