Гуру

 

Шел средней тяжести дождь. Пока не затяжной – всего четвертый день. Все было серое, сырое и низкое – низкое небо, прижатые к земле дома, спешащие приземленные люди. Да и моя «копеечка» пошаливала – видимо, сырость в карбюраторе давала себя знать. Я поглаживал ее по рычагу переключения передач и успокаивал, не очень-то сам веря своим словам – ну потерпи, милая, послезавтра обещают солнце. Она терпела, умница, только иногда постанывала.

Небольшая фигура в куртке с капюшоном стояла на тротуаре, неуверенно голосуя. По тому, как человек голосует, опытный «бомбила» может кое-что сказать о нем. Этот очевидно был неопытным пассажиром. Мы притормозили, он приоткрыл переднюю дверцу и назвал адрес на Гражданке. Это было недалеко от моего дома, и я, стараясь изобразить недовольную физиономию, с радостью согласился.

— Сколько возьмете? — поинтересовался он, явно не собираясь торговаться.

— 250 пойдет? — по-одесски, вопросом на вопрос ответил я.

Это было очень по-божески, существенно ниже обычной цены, но заряжать не хотелось. Он не ответил, просто захлопнул переднюю дверцу, открыл заднюю, и сел на заднее сиденье. Это мне понравился, я обычно тоже в такси сажусь сзади.

Гость был невысокий и сухощавый, но в нем чувствовалась сила. Если бы я охотился за сокровищами и, преодолев все препятствия, дошел бы до финала, где только он один стережет волшебную пещеру, я бы, наверное, все бросил и вернулся бы домой, но с ним связываться бы не стал. Он не был настроен разговаривать, я в такую дождливую погоду тоже предпочитаю молча мечтать. Поездка предстояла серая и молчаливая. Стоя в пробке на мосту, я в зеркало заднего вида разглядел его большую спортивную сумку и от нечего делать пытался прочитать зеркальную надпись на сумке. «Айкидо» получилось наконец у меня. Это слово я знал — восточное единоборство. Айкидо занимался мой брат, который уверял меня, что это не столько боевое искусство, сколько философия, стиль жизни. Ничего себе философия – ногами махать!

— Простите, — спросил я, — Вы айкидо занимаетесь?

— Да, — неохотно согласился он.

— А у меня брат тоже занимается, — ляпнул я.

— Ухмс, — пробурчал гость, впрочем без особого раздражения.

— В клубе на Удельной, — решил я уточнить, на всякий случай.

— Как зовут? — спросил гость.

— А-а, нормальный парень, но отвлекается, — отозвался гость, когда я назвал имя брата. Применив дедуктивный метод, который не посрамил бы и Майкрофта Холмса, я вычислил, что мой сегодняшний гость никто иной, как тренер в команде брата. Брат всегда отзывался о нем с обожествляющим восхищением — тренер был мастером своего дела, чемпион России, Европы и вроде бы чего-то еще покрупнее, и обладатель пояса какого-то высшего цвета (я всегда был дальтоником по части цветовых различий поясов, штанов и лампасов), но кроме того он был Гуру. Он не только учил махать в нужной последовательности ногами и руками, но и учил подростков, как правильно смотреть на жизнь. Ученики его боготворили… Ха, думал я, я тоже боготворил своего первого тренера по фехтованию, когда был подростком. Но чемпион Европы и обладатель пояса нужного цвета – это вызывает уважение, профессионалов я люблю.

Машины впереди тронулись, мы наконец-то проскочили бутылочное горлышко Кировского моста, я тут же свернул направо к «Авроре», и через минуту «копейка» выскочила на относительно свободную набережную, где резво побежала, объезжая, а иногда, если я не видел, перепрыгивая колдобоины на проезжей части. Расслабившись и положившись на бежевую подругу, я осторожно подошел к теме, которая меня давно интересовала.

— Скажите, — допытываться было неприлично, мне было стыдно, но вопрос рвался наружу, — Вы мастер боевых искусств, Вам приходится их применять на практике?

Гуру улыбнулся, добро и жалостливо, как если бы увидел маленького котенка, гоняющегося за солнечным зайчиком:

— Нет, никогда.

Поняв, что я ничего не понял, он улыбнулся уже совсем доброжелательно и пояснил

— На меня никто не нападет, и я ни на кого не нападаю.

С первым утверждением я согласился полностью – наверняка не только я чувствовал, что связываться с ним не стоит, но второе вызвало неоднозначную реакцию.

— Ну, предположим, — разгорячился я так, что чуть не вылетел на красный свет, спасибо «копеечка» подтормозила, — Вы идете вечером домой, никого не трогаете, заходите в подъезд, а там трое подонков женщину грабят. Вы же вмешаетесь?.

— Нет, — спокойно, все так же улыбаясь, ответил Гуру, — Это невозможно.

— Что невозможно? – изумился я и, по-моему, даже бросил руль, если бы бежевый ангел нас не охранял, то точно уже воткнулись бы в столб, — Вы бы не стали вмешиваться?

— Да нет, — видно было, что я далеко не первый, которому он пытается это объяснить, — Такая ситуация невозможна.

Я обалдел:

— Как это невозможна? Ды Вы знаете, сколько кругом грабят, насилуют? Вот недавно секретарша нашей лаборатории шла вечером домой….

Он меня перебил, не грубо, но властно:

— Я все знаю, но Мастер никогда не окажется в ситуации, когда кто-то его к чему-то вынуждает. Ваш брат пока может быть вынужден спасать женщину, но если он станет Мастером, то это станет невозможным. Около меня не станут насиловать или убивать. Боюсь, что Вы не поняли… — он явно не собирался продолжать этот странный разговор. Я хотел было возразить, открыл рот, повернулся к нему. Но тут (спасибо, «копейка», ты опять меня выручила) мы попали колесом в яму, и мне пришлось вцепится в руль. Выравнивая траекторию, я вдруг осознал, что Гуру не несет чушь, как я думал секунду назад.

— Это вроде как хороший водитель не тот, кто лихо баранку крутит и быстро ездит, а тот, кто в аварийные ситуации не попадает, чувствует их заранее и ликвидирует до возникновения? — я вспомнил, что мне говорил давно отец.

Гость с интересом посмотрел на меня в зеркало заднего вида, но ничего не сказал. Я сконцетрировался на дороге – уже были сумерки, а уличные фонари еще не зажглись, ямы были плохо видны. Через несколько минут он вдруг сказал:

— Можно и так, если тебе так понятнее.

От этого неожиданного «тебе» вместо «Вам» меня пронзила гордость, как будто я экстерном сдал очень важный экзамен. И тут я вспомнил один случай из моей предыдущей жизни.

 

**********

Как-то, будучи в байдарочном походе на Урале, мы зашли в одну деревеньку подкупить свежих продуктов. На выходе из магазина к нам подошла группа местных парней. Их главный сказал:

— Давай-ка отойдем за угол, мы вас бить будем!

— За что? – удивились мы.

— Акцент у вас московский, а мы москвичей не любим, — пояснил главарь.

Слова о «московском акценте» показались нам, мнящим себя питерскими интеллигентами, забавными, и мы хихикнули.

— Мы из Ленинграда, туристы, я – Слава, — представился за всех наш руководитель.

— А нам пофиг, не тяни давай, — и местные стали нас окружать.

Страшно не было, их было чуть больше, но и мы не ботаны задохлые, и к тому же был среди нас Миша – борец, мастер спорта, чемпион города. К тому же драка явно затевалась просто ради развлечения, с обычными правилами – драться до крови, лежачих не бить, и т.д. Ну что ж, драться так драться!

Дрались без энтузиазма, хаотично – много беготни, шума и пыли, но пока без повреждений. Мы старались держаться вместе, обороняясь. Сами не нападали, но если на кого-то из наших наседало более одного противника, сразу бросались на помощь и оттесняли лишних. И вдруг я заметил, что наша главная сила – чемпион Миша стоит в стороне, сложив руки на груди. Предатель — он же один мог раскидать всех нападавших! Кто-то из местных ринулся на Мишу, но тот схватил его под мышки, приподнял над землей, как Геракл Антея, и секунд через десять опустил. Антей молча побрел прочь с застывшим на лице изумленным выражением обиженного ребенка. Еще один нападающий замахнулся на Мишу, но его кулак был пойман Мишиной рукой на лету. Драка затихла, все смотрели на Мишу.

— Ну, вы того… извините… – потупившись, сказал главарь.

— Ладно, — ответил Слава, — Нам двигаться пора.

— А давай выпьем, — придумал главарь, — Сейчас у Валька-продавщицы купим.

— Нет, спасибо, нам сегодня еще 10 километров проплыть надо.

— А мы вас на моторке дотащим, — местные уже, похоже, подружились с нами.

— Сами грести будем, — в первый раз подал голос герой сегодняшней битвы Миша.

Новые друзья проводили нас до реки, велели, если где еще будут приставать местные, говорить, что мы друзья Витьки из Идельбаевки, и обещали вечером заглянуть в гости на моторке, хотя к нашей радости обещания не сдержали…

**************************

— Этот Михаил на верном пути, — прокомментировал мой рассказ Гуру.

— Ну да, — у меня кое-что начало проясняться в голове, — Если бы он ввязался в драку, неизвестно, чем бы все кончилось, да? А так само затихло. А могло ведь вообще не начаться…

Гуру согласно кивнул. Оставшуюся часть пути мы промчались быстро по полупустым проспектам. Когда приехали, я хотел было отказаться от денег, но понял, что если он дает, надо взять. Я негромко сказал:

— Спасибо, Гуру!

Он усмехнулся и захлопнул дверцу, а потом мне показалось, что подмигнул мне. Хотя, навряд ли, было довольно темно, и разве Гуру может подмигивать?

 

Когда мы подъезжали к гаражу, я спросил у «копеечки»

— Я же хороший водитель, правда? Я же тебя в аварийиные ситуации не загоняю. «Угурррр» — согласно проурчала она, делая вид, что не было случаев, когда она чудом спасала нас обоих. Но это было давно, до того, как я встретил Гуру. Теперь-то я знаю, как стать мастером.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям