В сером замке только проза,
Не было стихов, но вот
Куст ползущей к солнцу розы
Поселился у ворот.

Неказистый, чахлый, жалкий
Робко жался он в тени,
А холеные фиалки
Потешались все над ним:

«Недоразвитый шиповник,
Ты живой еще? Не сдох?
Перепутал все садовник —
Это ж север, только мох

Здесь растет на мокром камне.
Неудачлив ты, сосед!»
— Солнце сверху? Так туда мне!
Выхода другого нет.

Он карабкался упорно
По заросшей мхом стене,
Днем вгрызался в камень черный,
Темной ночью при луне

От бессилия и злобы
Плакал тихо и без слез,
Все бы было по-другому,
Если б он на клумбе рос.

Но пока он не сломался!
Как судьбе своей плевок,
Он упорно разрастался
Круто вверх, немного вбок.

Если кто имел вопросы,
Замолчал, ведь суть видна —
То покрылась дикой розой
Вся замшелая стена.

Перебрался днем погожим
Через каменный венец,
И слепящий свет, о Боже,
Он увидел наконец,

Что заполнил чувством редким,
Словно счастье, но скромней,
Растеклось оно по веткам
И добралось до корней.

Соловей слетел на розу
И пустил тугую трель,
И стихами стала проза —
Появился менестрель.

Он запел про тягу к свету,
И стена из красных роз
Им была навек воспета.
Молод и сладкоголос,

Менестрель играет звонко,
Пальцы быстры, голос густ,
Но прошел бы он сторонкой,
Если б не ползучий куст.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям