Котик в одних трусах сидел за письменным столом и учил химию. Он никак не мог уловить закономерность, почему некоторые элементы взаимодействуют между собой, а другие — нет. Он вроде бы и понимал учительницу, когда та рассказывала про связи и электроны, но системы в этом пока не увидел: то ли сам был туповат, то ли учительница, Нелли Федоровна, как-то не так преподавала. Пока она объясняла, все казалось логичным и понятным, а кончался урок — и его снова окутывал мрак непонимания. А оценки ему нужны хорошие: он подумывал перейти в физматшколу, а чтобы попасть туда наверняка, нужно быть почти отличником. Хуже, чем провалиться при поступлении и вернуться в свой класс неудачником, ничего быть не может. Поэтому химию приходилось попросту зубрить наизусть, как стихи. Он даже начал разрабатывать для этого мнемоническую систему для запоминания.
В гостиной зазвонил телефон. Котик радостно отложил карандаш и бумагу, исписанную схемами и формулами, и побежал на дребезжащий призыв.
— Да? — сказал он в трубку.
— Привет, Котик! — отозвался телефон голосом Кобры.
— Привет!
— Выходи к детскому садику, поговорить надо.
— О чем?
— Не телефонный разговор. И Дат подойдет.
— Слушай, я химию учу…
— Да брось ты, быстро обговорим — и учи дальше свою химию. Может, и мне еще потом объяснишь.
— А что за секреты-то?
— Приходи, там узнаешь.
— Прямо сейчас, что ли?
— Через пятнадцать минут.
— Ну… давай…
Котик повесил трубку. Что за секретные разговоры? Ужасно интересно. Все равно, пока не узнает, никакая химия в голову не полезет…
Пока голова была занята размышлениями, его тело само по себе двинулось на кухню и открыло холодильник. Руки вытащили свежий пупырчатый огурец, сполоснули его, разрезали пополам вдоль, затем достали баночку горчицы, намазали толстым слоем горчицу на огурец и поднесли это зелено-коричневое сооружение ко рту. Горчица оказалась такой забористой, что слезы выступили на глазах, а голова сразу вернулась к реальности. Котик с удивлением посмотрел на огурец, густо намазанный ядреной горчицей, отрезал ломоть черного ржаного хлеба, положил огурец на хлеб и быстро сжевал все, лишь после этого отправившись одеваться.
Через десять минут Котик подошел к детскому садику. Кобра был уже там, качался на низких детских качелях, рядом валялся еще дымящийся окурок. Дата пока не было. Котик одним движением перемахнул через невысокий, по пояс, деревянный забор и уселся на верхушку детской горки в виде слоненка.
— Ну и что там за тайны мадридского двора? — спросил он.
— О, вон и Дат идет… — уклонился Кобра.
Действительно, прямо по забору, отчаянно балансируя руками, приближался Дат. Его начало кренить в сторону, руки завертелись вертолетным винтом. Невозмутимо, как будто так и было задумано, Дат спрыгнул с забора и подошел к ним:
— Что тут у вас?
— Слышь, пацаны, давайте сюда… — таинственным шепотом начал Кобра.
Коти к и Дат подошли к качелям.
— Давай уже, телись! — Дат иногда был грубоват.
— Значит так, пацаны… есть предложение взять с собой в поход вина! — выпалил Кобра и многозначительно посмотрел на товарищей.
Те слегка опешили.
— Фугас на троих — нормально же будет, — продолжил Кобра.
— Так ведь не продадут… — осторожно возрасил Котик.
— Не ссы, все схвачено: мне кореш обещал купить, ему уже двадцать, — успокоил Кобра.
Котик и Дат недоуменно переглянулись. Молчание затягивалось.
— Короче, — пошел в наступление Кобра, — с вас по рублю, а я все организую. Там портвешок раздавим.
— Э-э… как — по рублю? — вскочил Дат. — А ты — нахаляву?.. Организует он…
— Да ты что! — Кобра тоже вскочил и по-итальянски затряс кистями перед носом у Дата. — Я тоже рубль плачу, да еще все организую…
— Погоди, — встрял Котик. — Ты сколько бутылок брать собрался? По рублю с каждого… это треха будет. А портвейн рупь-шестьдесят стоит. Не сходится.
— Ну так… это… Витьке же еще надо, — сдал назад Кобра.
— Какому еще Витьке? — снова насел Дат.
— Который нам покупать будет, ему уже двадцать. Ему же тоже интерес нужен!
Все молча уселись, кто куда смог. Вопрос был решен. Дат вытащил из кармана мятую бумажку и протянул Кобре. Тот не глядя сунул ее в карман.
— Слушай, а может, не надо, ну его? — Котика еще мучили сомнения.
— Да ты что… подумаешь, по стакану красного, зато веселее будешь, — улыбался Кобра.
— Ага, смелости, опять же, наберешься! — хмыкнул Дат. — И там — смотри, не зевай.
Котик отвернулся — скулы налились горячей лавой.
— У меня с собой денег нет, — буркнул он.
— Завтра отдашь, не забудь только, — Кобра похлопал его по плечу.
— Не, я сейчас сбегаю домой, подождите!
— Только быстро! — скомандовал Кобра. — Чего мне тут сидеть?
— Давай, а я двинусь. Пока! — Дат собрался уходить.
Котик рванул домой. Дома он открыл ящик письменного стола, у задней стенки нащупал неприятный на ощупь кошелек из черного кожзаменителя, протертый на сгибе. Открыл. Внутри лежало не то чтобы богатство, но вполне солидная сумма. На полвелосипеда хватит. Он вытащил небольшую стопку денег, пересчитал, сунул в карман самую мятую рублевую бумажку с чернильным пятном, остальное убрал назад. Выбежал в прихожую, уже даже надел обувь, но передумал — и прямо в кедах, что было строжайше запрещено, прошел в гостиную к телефону. Оглянулся: следов от уличной обуви на полу вроде бы не осталось. Снял трубку и набрал номер Вишни. Короткие гудки — занято… Он сел в кресло, подождал и снова набрал номер. Занято… Еще одна попытка — и снова было занято.
— Ну и ладно, всего рубль! — буркнул он сам себе и помчался на улицу.
Увидев его, Кобра слез с качелей.
— Ну что, принес? — спросил он.
— Да, вот… — Котик достал скомканный рубль.
— Ага, тогда до завтра.
— Слушай, а как встречаемся?
— А ты что, не знаешь, что ли? — удивился Кобра.
— Нет… Так как?
— Ну ты ваще! В одиннадцать на Финбане.
— Точно?
— Нет, блин, шучу. Точно. Подгребай. Все там собираемся.
— Ага, приползу.
— Пока!
— Эй, подожди… А всякие там палатки, посуду — кто и что берет? — вдруг спохватился Котик.
— Каждый сам за себя. Или за кого захочет.
— А еду там… спички?
— Мы ж не жрать едем. Я фугас возьму и гитару. А ты сам возьми, что надо. Пока! — и Кобра в два прыжка оказался за забором.
Котик постоял немного и пошел к дому.

Браться за химию не хотелось. Котик снова набрал номер Вишни. Она практически сразу же ответила:
— Да?..
— Привет! — обрадовался он.
— Привет, Котик!
— Как дела?
— Нормально. Что делаешь?
— Химией занялся.
— Ну и как?
— Не фонтан, но учу понемногу.
— Молодец! А я пока так и не села.
— Ага. Слушай…
— Да?
— Ты решила?
— Насчет чего?
— Ну… в поход-то пойдешь?
— А-а, конечно. А что?
— Ну… ты говорила, что еще не знаешь.
— Я собираюсь, но еще надо с родителями…
— Ага. Слушай, а это…
— Что — это?
— Ну… как там… палатку берешь?
— Я не думала пока над этим. Нет, наверное. А как там вообще все будет?
— Я не знаю, но у отца палатка трехместная… и спальники есть. Я возьму.
— Хорошо. А я не знаю… Я с кем-то из девчонок, наверное. Там посмотрим.
— Да, конечно. Но… это… слушай…
— Что?
— Ничего. Ты как на Финбан завтра поедешь?
— На автобусе или троллейбусе, что первым подойдет.
— Слушай, а давай вместе?
— Да мы уж договорились с Мухой, встречаемся в десять на нашей остановке. Хочешь — подходи.
— Ага, хорошо.
Только Котик уселся снова за химию, пришла мама. Он выскочил ей навстречу, в прихожую.
— Ты обедал? — первым делом спросила она.
— Да, мам, все нормально поел.
— Разогревал?
— Да, конечно, все разогрел.
— А почему на плите пусто?
— Мам, я все вымыл, — нагло соврал Котик.
Мама нехорошо на него посмотрела, помолчала, потом спросила:
— Что делал?
— Химией занимался, — теперь уже совершенно честно ответил Котик. — А еще гулять сходил немного… подышать свежим воздухом.
Мама заглянула в комнату, увидела разложенные на столе книги и вроде бы поверила. Котик собрался с силами и начал:
— Мам, слушай, тут такое дело…
— Какое дело?
— Мы в поход завтра хотим сходить с классом, ненадолго…
— А заниматься как же?
— Я успею, я же сегодня весь день занимался.
— Ну а что, сходи. А где это?
— Я не помню… там на электричке с Финбана.
— Хорошо, — согласилась мама и пошла на кухню.
— Мам, а палатка и спальники не помнишь, где лежат?
Мама резко развернулась:
— Какие спальники, зачем?
— Ну как… мы же с ночевкой.
— Та-ак… — протянула мама. — А вот с этого места поподробнее. С какой ночевкой, кто идет в этот ваш поход? Что вы там делать собираетесь?
— Мам, с обычной ночевкой, класс наш идет!
— Прямо вот весь класс, да еще во главе с классной руководительницей? — съехидничала мама.
— Ну не весь… Сергей Просинов, Саша Принцев, Настя Мушинская… еще кто-то.
— Так-так… — мамины глаза будто пытались проникнуть внутрь головы Котика и выведать, что же он там задумал. — А взрослые будут?
— Вроде нет.
Мама выдохлась.
— Так где палатка-то? — снова осторожно поинтересовался Котик.
— Знаешь, Игорь, разбирайся с отцом, — сказала мама. — Не нравится мне эта затея, но и огульно запрещать не хочу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям