Вновь я иду по Парижу,
Память свою тереблю,
Тихо его ненавижу,
Так же нешумно люблю.

Он с многоликою рожей,
Лица отдельные — тлен.
В каждом десятом прохожем —
Добрый носатый Габен.

Крыши и трубы без края —
Вид из мансарды, восток,
Где-то гармошка играет,
Тихо журчит водосток.

Пахнет дождем и лавандой
Утро парижского дня.
Я поздоровался с пандой,
Помнит, надеюсь, меня.

Снова в метро трубадуры
Песни фальшиво поют,
И парижанок фигуры
Взгляду устать не дают.

Томно сидит с сигаретой
Дама, и ноги узлом,
Есть тут добро или нету —
Неразличимо со злом.

Утро опять с круассаном,
Снова Бордо из горла,
В поезде сдавлен Хасаном
С взглядом надменным орла.

Вижу решеток балконных
Кованный чернй ажур,
А в перестуках вагонных,
Слышу невнятный «Бон жур».

Снова брожу я без цели,
Взглядом снимаю кино,
Хаос царит в мизансцене,
Логики пало звено.

Власть и величие — где вы?
И в Люксембургском саду
Бывшие Франции девы
В камне у всех на виду.

Мне не понять, иностранцу,
Символ французских икон —
Вон монолитным останцем
Давит пейзаж Пантеон.

Я в лабиринте теряюсь —
Водит Латинский квартал,
Медленно в нем растворяюсь,
Вязну, как в море Тантал.

Улиц стекаются вены
К сердцу капризной мадам —
Серому небу над Сеной
Пасть не дает Нотрдам.

Ярко на миг озаряюсь
Солнцем в далеком окне,
Я здесь своим притворяюсь,
Иль это кажется мне?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям