Под света в камине пляску,
Дружок, ты глаза закрой,
Послушай тихонько сказку,
Где каждый из нас герой.

Жил поп, и был небогатый
Невзрачный его приход,
Была у попа собака,
И куры, и огород.

К заутрене поп на службу.
А курам задать пшена?
Картошку окучить нужно —
Сгодилась бы тут жена.

Ни кума вблизи, ни свата,
И не было попадьи,
Вернее, была когда-то,
Но счас жил наш поп один.

Когда было очень скверно,
Собака могла помочь,
Любил он ее, как, верно,
Любил бы родную дочь.

Уже на востоке знаки
Грядущего дня цветут,
И поп говорит собаке:
«Побудь за хозяйку тут!»

Пока поп при деле вроде
Венчал, отпевал людей,
В его небольшом приходе
Явился один злодей.

Представить такое вряд ли,
Малыш, ты сейчас бы смог,
Забрался в его курятник
Голодный и злой хорёк.

Петух в бой вступил без страха,
Но шансов, конечно, нет –
Вбежала когда собака,
Закончен уж был обед.

В короткой и бурной драке
Наказан был тот хорёк,
Губу он порвал собаке
И в дырку в углу убёг.

На морде от крови пятна,
Прилипли к ним два пера,
Видок не совсем опрятный,
Но изгнан вор со двора.

С поминок одной старухи,
Ох, будь ей неладно чтоб!
Вернулся совсем не в духе
В тяжелом похмельи поп.

Лишь хлопнул в сенях он дверью,
Злой, черный — ну прям медведь!
Увидел собаку в перьях,
Курятник пошел смотреть.

Кур пересчитал во мраке,
Спросил «Ну а где петух?»,
Кровь вспомнил у рта собаки,
Взгляд пьяный его потух.

«Кормлю я тебя, однако,
Зазря», и в кулак рука.
Залаяла тут собака,
Чтоб рассказать про хорька.

Но поп ее не послушал,
В ушах – как набата звон,
И скомкав небрежно душу,
Собаку он выгнал вон:

«Иди же куда угодно,
Вся в мыслях ты о съестном!»
Забылся наш поп холодным,
Тяжелым и липким сном.

И снится ему столичный
Высокий и светлый храм –
Хоть сам не бывал он лично,
Но слышал, красиво там.

Покрытый сусальным златом,
На солнце глаза слепит:
Приход-то, видать, богатый.
Напротив – невзрачный скит.

А в дали морозной, зимней,
Висит благовеста дым,
Из скита же вышел схимник,
Собака попова с ним.

В глаза ее прямо глядя,
Поп грустно заговорил:
— Прости меня, Бога ради,
Не ведал я, что творил.

Не тает мороза стланец,
Кругом потемнело вдруг,
Сказал ему тихо старец,
Надвинув плотней клобук:

«— Иди, где приход богатый,
Где златом алтарь блестит,
Простишь ли себя когда ты?
Собака-то все простит.

Иди, а твоя собака
Останется тут со мной.»
Порвал поп свою рубаху,
Проснулся, давясь слюной,

Взглянул на рассвет осенний,
Под мерный височный звон
Собаку впустил он в сени,
Отвесил земной поклон.

— «Обманчива, видишь, ряса,
Не свету служил, рублю,
Хоть в пост ты и съела мясо,
Тебя все равно люблю.»

Ну что ж ты, дружок, заплакал?
Я думал, уже ты спишь.
Была у меня собака…
Закрой же глаза, малыш.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям